Четверг, 23.11.2017, 02:39
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Конкурсные работы » Конкурсанты 2012

Аксенова Полина (г. Киев)

Полина Алексеевна Аксенова (по паспорту – Полина Алексеевна Усатюк), 32 года, Киев. Журналист, редактор (Киев, Украина). 2004 г. - вошла в short-лист конкурса «Молодёжный городской роман» издательства «Фолио». 2010 г. - участник поэтических сборников "Красная книга" под ред. Лии Киргетовой (Москва), "Пушкинское кольцо-2010". Публикации в онлайн-альманахах: «45 параллель», «Колесо», «7 искусств». 


Кто ты

Ты – огромное исключение
 Из правила всех мужчин,
 Я – из правила девочек-гоев.
 Вот так. А что?
 То, что из тысяч и тысяч твоих личин
 Вижу суть. Знаю имя, и кто ты, кто…
 Распластавшись по запаху сигарет
 (ненавижу и мучаю… Не хочу!)
 Я – единственная из твоих побед.
 Я смеюсь, потому что ведь я плачу.
 Это сложно: ночами хотеть мираж.
 Это подло: забыть, не смотреть в глаза.
 Это больно и медленно: входишь в раж,
 И слезами капает бирюза
 Из моих браслетов… Остывший чай,
 Призабытый запах… Чужой звонок
 Эта книжка… Рассвет… Трамвай.
 Умывальник. На щиколотке шнурок.
 Рассказала прошлому, не тебе,
 Рассказала бестолку, потолку,
 Что бреду повсюду, и что изгой
 Не твоя и все же – в твоей судьбе.
 «Варекайя» громче, и сохнет лак.
 Стольких звуков красочный аромат.
 Я не жду, не мучаюсь, не прошу.
 Тут бы мог последовать русский мат.
 В нежно-белой майке и юбок в пол
 В хрустале отражается водопад.
 Дурью маюсь. Красивая (это в стол).
 О тебе не думаю. Ты не в лад.
 Но почувствуй: вот она, как гремит,
 Только включишь, и громко шипит вода…
 Но от этого на сердце не щемит,
 Только снова сильная тошнота.
 Ты любви не знаешь, а я люблю,
 И любви не веришь, и за игрой
 Прячешь козыри. Ладно. А я не сплю
 Без снотворных. Ну надо же. Боже мой.
 Ты – огромное исключение
 Из правила всех мужчин,
 Я – из правила девочек-гоев.
 Вот так. А что?
 То, что из тысяч и тысяч твоих личин
 Вижу суть. Знаю имя, и кто ты, кто…

2.07.08

 
Невесты

Я думала: все так просто. Я думала: будут дети.
 Но все оказалось снами и практикой Менегетти.
 Я думала: тем же самым весенним волшебным садом
 Тебя зачарую снова, когда ты придешь быть рядом.
 Но станешь ли ты достойным? Сумеешь принять как чудо?
 Когда отражусь слезою, как ветер, из ниоткуда?
 Я думала: ты не станешь. Я думала: различаешь.
 Но тихо молчали стаи заутренних диких чаек.
 Ты думал: любить излишне, когда затихает море…
 Не понял, что так наступает тот час, когда – только двое.
 Я этого так хотела, не зная твоих теорий,
 И быть собой не умела, не веря твоей истории.
 Я думала: все так просто. Зачем же не верить в сказку?
 В которой есть злые ведьмы, в которой есть свет и краски…
 Я сразу с тобой прощалась, задолго, еще до встречи.
 Но долго не прекращалось волненье в какой-то вечер.
 Такое, как было нужно тебе для немых коллекций.
 Для приготовления супа.
 Перца,
 соли,
 специй.
 Я думала… Не ошиблась… И так благодарна Богу.
 Не верю тебе так сильно. Не верю в твою тревогу,
 Заботу и откровенность… В восторженность… В отреченье…
 Не верю – и отпускаю. С рождения и к рожденью.
 Твои дороги – навстречу. Мои – не скажу, какие.
 Быть может, тебе расскажет внезапный июльский ливень.
 Я думала: как все просто, но это гораздо проще.
 Ты слушай. Уже сегодня ты сам все себе напророчил.
 Чего-то совсем не сделал. Чего-то совсем не понял.
 Становишься все скучнее, как деревянный пони.
 Иди. Не люблю. Не надо. Ты сам так хотел услышать.
 И стать очень грустным садом в оконных широких нишах…
 Красиво любить готова любая из лучших женщин,
 И быть не твоею снова в остатках античных трещин.
 И ты – из такого теста. И что же. Пускай так будет.
 Так чувствуют все невесты,
 Так думают те, кто любит.

13.08.08

 
Царевны

Мужчины завоевывают
 Новые территории,
 Их условия:
 Независимость и love-story.

И как будто никто
 Им не нужен по-настоящему.
 Приветствуются:
 Мини-юбки, коленки,
 И платья летящие,

Пока не увидят:
 Пространства все
 Так переменчивы,
 Пока не освоят
 Одно: пространство
 Любимой женщины.

Но все осваивают,
 Что и как повезет,
 И в этой игре значима
 Не любовь,
 А собственный счет.

- Тебе куда?
 - В офис и вроде бы, до шести.
 - Я вот тоже об этом:
 Нам, знаешь, не по пути.

Но, как бы
 Ни было сложно порой,
 Женщина не должна
 Становиться злой,
 Но такие мы злые,
 Ненастоящие.

Ходят по городу
 Царевны спящие.

7.11.2008


Детство

Оставляя в покое заведомо беспокойное,

Губы измазывая в ниточках сладкой ваты,
 Ждать. В сумбуре, в полумраке искать достойное,
 Быть на Земле рожденными в восьмидесятых.

И может быть, кому-то покажется странной
 Эта тихая быль,
 Но есть прохладный туманный день
 И окна на монастырь…

Ходить в глубину себя, где есть небо и есть любовь,
 Не прятаться от дождя, не видеть снов
 И к теплой руке прижиматься – ты это знай,
 Что нет ничего дороже. Лети. Летай

В этом туманном
 Прохладном прекрасном дне,
 Отыскивая самого себя
 На очень глубоком дне.

И может быть, кому-то покажется странной
 Эта тихая быль,
 Но есть прохладный туманный день
 С окнами на монастырь…

10.10.2008


По осеннему парку гуляют души…

По осеннему парку гуляют души,
 Разнарядка в силе, а где-то праздник…
 И нам так трудно друг друга слушать,
 Не слыша лишнего, не видя грязи.

Каждый ищет положенное ему место,
 И все в осени, и шум фонтана.
 И любовь, похлопывая по карманам,
 Ищет царственное священство

Троеточия пролагая, полагая все, полагая…
 Все стремясь, и как-то не понимая,
 Что судьба сама рукополагает.

И горит расцветками эта осень,
 А потом зима. Все шагают прямо
 И куда-то. Только чужая проседь
 Задает вопросы, как в детстве мама.

Прокутив избытки, от недостатка
Любим, тщетно слагая цельность,
И в конце непонятого беспорядка
У каждого – беспредельность.

15.10.2008


***

За пределами вне-меня
Столько всего.
За пределами вне-меня –
Какая-то чушь.

За пределами вне-меня
Горят фонари и чьи-то слова.
За пределами вне-меня
Я всегда остаюсь права.

Делаю ошибки в словах,
Ничего не могу понять.
Я наивна в свои 15,
Также как сильна в 25.

Темный лес, покрытый лоском
Света звезд; такси, огни.
Мы с тобой совсем одни -
И утренний Воздухофлотский.

Приз – тревожная жалость
Королевы-свободы, пьянящей
Женщины, имя которой – Усталость,
Молчащей…

Делаю ошибки в словах,
Ничего не могу понять.
Я разумна в свои 15,
Также как глупа в 25.

За пределами вне-меня
Между вокзалом и аэропортом
За пределами вне-меня
Остаются за бортом,

Забывают открыть глаза,
Ловят привидение дня –
За пределами вне-меня.

За пределами вне-меня
Плачущей, спящей, смешащей
Я хочу остаться собой -
Настоящей.

2.12.05


Октябрь

Кинематографичность кадров, красочный бурелом
 Весело, безоглядно, будет – и поделом!
 За окоемом вьется время седым дымком.
 Что еще остается прошлому на потом?
 Сочно-багряных капель кизиловых полон куст.
 День необъятно светел и невозможно густ –
 Люди, смешки, улыбки. В полные две горсти
 Осень сжимает шибко блики, и до шести
 Все еще не морозно, бурно, совсем светло…
 Пляшет, как на котурнах, вывеска шапито…
 Ветер разносит шорохи смятых газетных слов.
 И по полям стихают стрекоты тракторов…
 Трепетных, ненарочных ямочек возле рта
 Всполохи… Звуки смеха – нотная красота…
 Это такой октябрь, это такие дни.
 Варева радости в чарку судеб своих плесни,
 Не останавливай, слушай: кружится – отойди!
 Перед грядущей стужей… Грейся и просто жди.

31.10.10


***

Мир осенний над памятью
Закружился растянуто.
Отраженные лужами,
Мысли словно обмануты.
Над домами вполголоса
Дождь поет о несбывшемся,
Будто, брошенный нежностью,
Он жалел о случившемся.
 
Не печалься, мой солнечный
Прошлый друг из грядущего!
В отголосках волшебного
Ты найдешь правду сущего!

Парк вечерний в мечтаниях,
И аллея заброшенно

Убегает от холода…
В добрых воспоминаниях
Фонари завороженной
Нас встречают улыбкою…
Обнажившимся деревом
Я дрожу в откровении.

Ты, облекшись в терпение,
Над волшебною скрипкою
Плачешь – струны колеблются
И играют безжалостно.
Мы смеемся восторженно
Над прекрасным – над малостью.

Не ищи ты, мой радостный,
Тайну корня целебного!
Ты найдешь правду сущего
В отголосках волшебного!

сентябрь 1996


***

Освещенная светом тонким,
В легком танце кружит Земля,
Тает в теплых ладошках ребенка
Конец февраля.

На чердачном окошке затихнув,
Я рифмую все звуки снизу,
Подбирая под рифмы ритмы
По холодному звону карнизов.

Но все песни в снегу разливаются
Так заливисто, громко и звонко,
И осколки переливаются,
Забавляясь, в руке ребенка.

2002


Яснее всего

Мы оба любим бродить по улицам городов,
 В резные кованные нырять ворота, прощать всем все,
 Грустить на набережных, говорить без слов,
 Вдыхать всю эту жизнь, что вокруг, и вовсе
 Ни о чем не жалеть… Земель далеких и неизбежных
 Тридевять и даже дальше… Листы снегов
 Белее некуда, их отсвет такой вот благостный, 
 Равнодушный и нежный-нежный. 
 Ты, как ребенок, который расковыривает ранки,
 Пытаясь избавиться от засохшей зеленки… Тонки
 Твои снега, и так глубоки воронки твоей печали… 
 Ты – мальчишка, который ни за что не отвечает… 
 Для нас обоих одиночество яснее всего, 
 Яснее ясного, предельнее некуда. Твой Иуда
 Расчетливо, точно тебя предает изнутри, одного.
 Ему не понять, что ты – обычный Маленький Принц, который 
 Так явственно знает, что же такое Чудо…

3.12.11
Категория: Конкурсанты 2012 | (27.06.2012)
Просмотров: 457 | Теги: Аксенова Полина | Рейтинг: 3.8/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0