Среда, 20.09.2017, 22:59
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Конкурсные работы » Конкурсанты 2012

Заявка ПК-2011: Бильченко Евгения (г.Киев)
Бильченко Евгения Витальевна, 1980 года рождения. Проживает в г. Киеве. 
Краткая творческая биография
 
Поэт, прозаик, переводчик. Философ, культуролог, религиовед. 
Кандидат педагогических наук. Доцент кафедры культурологии Института философского образования и науки Национального педагогического университета имени М. П. Драгоманова (Киев). 

Член Редакционной коллегии Международного литературно-художественного журнала «Ренессанс» (Киев). 

Публиковалась в журналах «Золотой век» (Киев), «Ренессанс» (Киев), «Art-ШУМ» (Днепропетровск), «Литера_Dnepr» (Днепропетровск), «Склянка часу» (Канев – Менхенгладбах), «Дети Ра» (Москва), «Зинзивер» (Санкт-Петербург), «Писатель. XXI век» (Санкт-Петербург), «Дарьял» (Владикавказ) и др.       

Отдельные произведения печатались в альманахах «Современный Ренессанс» (Киев), «Каштановый дом» (Киев), «Крылья» (Луганск), «Пушкинское кольцо - 2010» (Черкассы), в антологиях «Пушкинская осень в Одессе - 2009» (2009), 
«Мы помним... (1945-2010)» (2010).   
    
Украиноязычные произведения публиковались в журналах «Золота доба» (Киев), «Просто неба» (Львов), в альманахах «Ну що б здавалося слова...» (Киев), «Витоки» (Острог), в антологии «Літпошта (збірка молодої поезії, 
і не тільки...)» (2009).   
    
Автор сборников поэзии «Моя революция» (2009), «Жесть» (2010), «Александрия - 208» (2010, в соавт. с Ю. Крыжановским). 
Стихотворения автора в переводе на украинский язык В. Богуславской опубликованы в антологии «А українською – так» (2010). 
Член Всеукраинского творческого союза «Літературний форум» (Киев), Литературного объединения «Каштановый дом» (Киев) и др. 
Финалист Турнира поэтов в рамках Всеукраинского фестиваля русской поэзии и культуры «Пушкинская осень в Одессе - 2009». 

Лауреат Всеукраинского литературного фестиваля «Краснодонские горизонты - 2009» в номинации «Рубленое мясо поэзии». Лауреат Всеукраинского поэтического фестиваля «Підкова Пегаса - 2010». Лауреат Международного литературного фестиваля имени Н. Хаткиной «Cambala - 2010» (1 место). 
Победитель литературного конкурса в рамках Всеукраинского литературного фестиваля «Пушкинское кольцо - 2010» (3 место). Победитель Турнира поэтов «Летающая крыша» в рамках Всеукраинского литературного фестиваля «Пушкинское кольцо - 2010» (2 место). Победитель Международного литературного конкурса «Согласование времен - 2010» в номинации «Поэзия» (2 место). Золотой автор Международного литературного конкурса «Согласование времен». Победитель Всеукраинского литературного конкурса «Малахитовый носорог - 2010» (3 место). Победитель Всеукраинского литературного конкурса «Витоки - 2009» в номинации «Поезія» (1 место).


Собутыльники

Пьяный город. Трезвая судьба.
Вмятые в булыжник тормоза.
Шиз живет на улице Жлоба.
Жлоб живет на улице Шиза.

В этом клипе зло или добро –
Все слилось в тупой видеоряд.
Жлоб и Шиз встречаются в метро
И о чем-то долго говорят.

И бредут в уютное кафе,
Где за крайним столиком сидит
Девочка в китайских галифе
И крутой дружок ее, бандит.

Методом слепых и зрячих проб
Виски избирается, как приз.
И Шиза отпаивает Жлоб, 
И Жлоба отпаивает Шиз.

Городу  герои не указ.
«Что ты в этом смыслишь, 
Юный Джек?» –
И проходит так за часом час,
И проходит так за веком век.

Плети сплетен. Трости новостей.
Вечный выбор – три пути из двух.
Городом рождений и смертей
Куролесит мой тинэйджер дух.

А потом, когда закат во мглу
Окунает гроздья алых рук,
Долго плачет девочка в углу,
Оттирая кровь с бу-шных брюк.
                                                 2010 г.


Сыну

Наш сын – в проекте и в пути.
Он станет новым Низами.
Он пить коньяк начнет с пяти,
А маты рифмовать – к восьми.

Он дан, как шляхтичам – Богдан.
Как ассирийцам дан Шумер.
Когда он выйдет на Майдан,
То лягут все – не только мэр.

Но пожалею молодца
С такими генами – атас! –
И подыщу ему отца –
Завхоза лавочки колбас.

И будет сын наш, как и все:
Ходить на бокс. Ловить ворон.
А мог бы – утонуть в росе.
Взойти на крест. Низвергнуть трон.

Он был бы крэзи и герой,
Постигнув истину до дна.
Он мог бы управлять страной,
Была бы у него страна.

Сошлись бы в нем Сократ, Христос,
Лев Гумилев, Давид, Тантал…
Его б ремнем лупил завхоз
За то, что он тебя читал.

А так – сиди и жуй хот-дог.
А так – сиди и ври про грипп.
Во мне еще не умер Бог:
Он много пел и, вот, охрип.

Да только верь, наступит срок,
И будет за один момент
Наш сын на четвертях дорог
Распят, – как пятый элемент.

И в утро Страшного Суда
Он нас спасет – Великий Спас…

                 ___

Аборт, конечно, – ерунда:
Выписывают через час.
                                          2010 г.


Кафе «Полонез»
                             Роме Скибе
Дождь ранит 
            Босые ступни о скаты,
И кровь черепицы 
                    Бежит по трубам…
Здесь – наше прибежище: 
                      Столик. Скатерть.
А где-то снаружи
                           Идут по трупам.
А где-то снаружи 
                           Играют в войны,
Равняя плацдармом 
                         Земную плоскость;
На троне глазурном
                           Гламурной вони
Сидят короли 
                       Мирового жлобства.
Юродство заложено 
                                 В наших генах
Тройным темпоритмом 
                               В структуре вальса;
И кто-то роняет нам вслед: 
                                              «Богема!
Гнездилище глупости 
                                   И бахвальства!»

Но мы выживаем 
                              Под глыбой танка,
Под натиском крыш 
                            И обвалом ливней,
Танцуя бостон,
                               Полонез и танго,
Танцуя,  
                  Пока нас не застрелили,
Танцуя на зависть 
                                 Борисоглебской,
Как в сентиментальном 
                                 Кино Меньшова…
Нам этого Жлобского 
                                Королевства
Не надо – ни Малого, 
                                 Ни Большого.
Берите, как торт рококо, 
                                       Свой замок,
И ешьте с пирожными 
                                      В «Трали-вали»,
И помните, 
                     Прячась в каминных залах,
Как мы, 
              Босоногие, 
                               Танцевали!

Баллада о мирном человеке

От Грозного – до Памира
Ущелья ревут: «Огня!» –
И все автоматы мира
Нацелены на меня.

Дела мои, видно, плохи:
Предатель-костер потух.
А я – не герой эпохи:
Я – бедный больной пастух.

Я вырос в краю неближнем,
Где в замке с химерой льва,
Проламывая булыжник,
Крестами растет трава.

Где в каждом нищем поэте
Жив Бог, – как в соломе рожь…
Не знал я ни тех, ни этих,
И ни пере-этих рож,

Которые, жалко хныча,
Гадали на короля;
Которые меня нынче 
Намерены расстрелять.

Уйти бы по следу Солнца
Спирально крутой тропой,
Но стыдно: у меня – овцы,
Им надо на водопой.

Вонзились стальные флаги
В медовую плоть страны.
Хиппующие бродяги
На лавочках ждут весны.

Как рыбы, молчат гитары:
Они понимают все…
Волчата пасут отару –
Овчарка волчат пасет.

На кладбище Дон Кихота –
Скелеты из жерновов…
Мне мерзок азарт охоты
На честных каменных львов!

И вот, я стою спокойный
В рубахе из гильз и дыр,
И тупо кладу на войны, 
И, может, спасаю мир.
                       20 августа 2010 г., Киев-Одесса.

Еще раз про Родину

Пар мороза колокольного.
Лед, – наложенный, как жгут.
Мимо детки кока-колльные
В дурку школьную бегут.

Монастырское безмолвие.
Легкость каменной руки…
Три девицы богомольные
Вяжут теплые платки.

Здравствуй, Родина увечная!
Край икон и кабаков, –
Где, как ганжей, пахнет вечностью
Свежечерствых пирожков.

Лик твой купольный и кукольный
Светит гарью в серебре
Сквозь граффити черно-угольных
Снежных веток во дворе.

Что ж ты руки тянешь ивами
И сутулишь плечи крыш?
Я люблю тебя, красивую,
Хоть и сука ты, малыш.

И тусовщица, и странница:
На протезах – к солнцу – прыть…

Ты – все то, что мне останется,
Когда нечем будет крыть.
                                          14 февраля 2011 г.


Диагноз

Если горло свело с тоски
И не радуют ни рассвет,
Ни ромашки, ни васильки, –
Это признак, что ты – поэт.

Если мамка твоя орет:
«Что напасть-то на старость лет!
Не потомок ты, а урод!» –
Это признак, что ты  – поэт.

Если прав ты был на все сто
И продвинуто был одет,
Но не понял тебя никто, –
Это признак, что ты – поэт.

Если быдла был полон зал,
А с тобой вдруг случился бред,
И главврач тебя «заказал», –
Это признак, что ты – поэт.

Все, владеешь чем: два крыла,
Таракана кровавый след
В досках письменного стола…
Это признак, что ты – поэт.

Голова от дорог гудит.
Соловей за разбой отпет.
Если скажут тебе: «Бандит», –
Это признак, что ты – поэт.

А потом, после лиц, звезд, мест –
Там, где больше никого нет, –
Ты увидишь Бо-о-льшущий Крест –
Это признак, что ты…
                                     4 мая 2010 г.


Per aspera ad astra

Мой дар, как смертельный вирус,
Сжигает меня в бреду.
А кто-то кричит: «Лавируй!», –
Но я напролом иду.

А кто-то пищит: «Примажься!»
А кто-то пыхтит: «Схитри!»
Сияют в пыли бумажной
Созвездия-хиппари…

Иду к ним до Луалабы
По рельсам травы босой,
Как ваши дурехи-бабы
К соседке за колбасой.

В кармане – бутылка хлеба.
За пазухой – грязь и честь.
И небо, седое небо,
И предков на нем не счесть!

Их души горят сквозь дыры,
Как свечи в чужом саду,
И молча кричат: «Лавируй!», –
Но я напролом иду.

Палата без номера

Кому-то – планета, кому-то – палата.
Палатная койка, конечно, – не плато:
Для жестких полетов она узковата,
Но лучше палата, чем ложе Пилата.

Кто помер, тот ожил. 
Кто жив, тот не помер.
Палата без номера – нафиг нам номер?
Пусть псы в лагерях нумеруют полати,
Но смерть не считается в нашей палате.

Здесь ценятся только мечта и отвага.
Здесь ночью от крови белеет бумага.
Мы – дети индиго, мы – внуки Живаго:
Палата – веселая наша общага.

Вон там лежит гуру, а здесь лежит дока.
Сей зрел Авраама, тот внял Иисусу…
За дверью ютится наш цыпочка доктор:
Цивильный бедняга, он так комплексует!

Не бойся, малыш. 
Мы не сделаем больно.
Как скальпель на скальпе, как выстрел контрольный,
Как звезды, что Канту явились из терний,
Палата – жестока в своем милосердии.

В палату стекаются вечные реки.
В палате скрипят корабельные доки.
Мы – древние инки, мы – юные греки,
Мы будем любить тебя, маленький доктор!

А завтра, когда к полоумным зарницам
Палата взметнется зеленой синицей,
Нам будут медсестры волшебные сниться
В могилах без номера.
Возле больницы. 

Категория: Конкурсанты 2012 | (08.07.2011)
Просмотров: 903 | Рейтинг: 3.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0