Понедельник, 23.10.2017, 14:34
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Конкурсные работы » Конкурсанты 2012

Заявка ПК-2011: Грувер Анна (г. Донецк)
Грувер Анна Юрьевна , 15 лет, г.Донецк.
участник литературного движения "Лирики +", VIII и IX Международных совещаний юных и молодых литературных дарований в литинституте им. А.М. Горького, победитель международного детского поэтического конкурса "Первый автограф" (2011г.), победитель фестиваля "Сила ветра" (2011г.), победитель слэма "Constitutional Play" (2011г., г.Донецк), лауреат IV Всеукраинского поэтического фестиваля "Подкова Пегаса" (2011г.), победитель литературного конкурса "Творча юнь Донбасу" (2008, 2010 гг.). Публикации в сборнике литературного сайта "Клуб "Желтый фонарь". Избранное. Первая тетрадь", журнале "ЛАВА", сборнике "Ощущение полета".


Вы пойдете на бал?

Можжевеловый глобус. Солнце – янтарный шар –  
Тот, что камнем на шее и голову тянет на дно,  
На крючок коридорный шляпой повеситься. Но  
Все равно – оттягивать пальцем, пока не порвал  
Цепь – душит. Это вне суши, даже вне засухи тех  
Пустыней, где навсегда отныне застрял  
В баобабах твой самолет. «Вы пойдете на бал?» -  
Это в детстве, а теперь – свистать всех наверх  
И поднять паруса (вот бинокль – в оба гляди,  
Так, мой милый, тонет титаник) – пират опоздал,  
Помнишь – щурю глаза, кусаю губу: «Вы пойдете на бал?».  
Здесь – причал. Здесь – привал. Ты сидишь  
На обломке доски незанозчивой, я – (воздух?) воду   
Глотаю из фарфоровых ракушек-чашек, как  
Лекарство, как надо, как за дедушек-бабушек. Як-  
Орь брошен. Твой корабль расплылся в разводы  
Акварели, вязкие водоросли – в волосы русалок,  
Рыбы хлопают ртами и ходят в гости за солью.  
Что тобой, что ветрянкой, что зашторенной корью –  
Не имеет значения, чем, если в прятках и салках –  
Замри! – попадаешь в их сети. «Вы пойдете на бал?»  
Можжевеловый глобус перекатывается на языке,  
Солнцем – прозрачный янтарь – угасает в руке.  
Когда полночь пробила висок – ты пропал.


Карта мира

Вот идут два пальца: 
Указатель и Грозный Крик. 
Им хлопают, они благодарно кланяются. 
Щетина переходит в заросли, взгляд – дик, 
о Диккенсе сроду не слышали, 
кофе для них – «оно», неизвестный 
науке «икс», НЛО. Один – выше, 
другой – умнее. Говорят, из одного теста, 
но даже жестами отличаются. 
Вот два пальца. Победа. 
Морщинами исчерчены лица 
(фаланги). Недо- 
подопытные, переисследователи, 
весь мир обошли. Даже дважды. 
Один – чуть что, хмурится, другой сыплет словом «следовательно». 
Любят рассказывать, как умирали от жажды. 
Вдоль, поперек – от моря 
до острова – шаг. 
И речи не может быть о бескрайнем просторе, 
когда ничего не стоит сжаться в кулак.


Даже когда я состарюсь…

У каждой бабушки в черно-белой гамме: кот (цвета
Самого закованного в длинные юбки горя и квартета
Из скрипок, платков, закрывающих взгляд, неживых
Букетов, задернутых штор) – на коленях, и седых
Волос на затылке тугой пучок. У каждой, у каждой
Бабушки с сухими губами, которых не мучает жажда
И даже помада, есть большая картонная коробка – 
Между Моэмом и папкой школьных тетрадей, робко
Лежит. От нее пахнет лекарствами, пожелтевшей бумагой, 
Чаем и пыльной пудрой. Бабушка называет ее «бродягой», 
Притворяется сердитой и улыбается лишь уголками
Глаз.

Раз.
В голове и под ребрами неслышно играет джаз, 
А в ушах ударные планы про «подрасту». 
Он прямой и натянутый, будто бы на посту,
В самую тонкую в мире гитарную струну – 
Режет пальцы. Мы оба решили уехать в страну, 
Куда невозможно купить билет. Там 
Не бывает карт и не-путе-вых-водителей, прочий хлам, 
Мы еще не придумали, что там бывает, кроме
Узких улиц, резных скамеек, кофеен и прямо в доме
Огромных библиотек со стремянками, но
Зато мы уже накопили сто восемьдесят девять «не». В «дано»
Так и запишем.
Слышишь? 
 
Он смотрит на меня с высоты неподъемного крана,
Я сажусь на траву, верчу в руках шарик каштана.
Наклоняю голову к плечу, челку сдуваю со лба
И отсыпаю пошлости: «луна похожа на барабан».
Он засовывает руку в карман, а другой теребит
Пуговицы на груди – одна о другую стучит, 
Попадает в ритм, я щелкаю пальцами в такт:
«Небо сахарной пудрой усыпано». «Так,
- продолжаю за ним, - как пирожные с...»
«…клубникой. 
Смотри-ка!
Я сегодня снова забыл дома часы,
Знаешь, так давно хочу их вовсе разбить…»
«Даже когда я состарюсь, ты будешь меня любить?»

Два.
А у всех ходит кругом, около и в обход голова, 
Но моя – в новогодний детский хоровод. Под ногами 
Уплывает земля и становится затертыми нами
До дыр светло-синими участками глобуса. 
Мне так странно, что люди на разных автобусах
(Приезжают?) приходят к одному и тому же: 
Все твердят, что никто никому не нужен!
Он сжимает кулаки: 
«Дураки».

Говорят, что стихи – чепуха и чушь.
Говорят, нужен только хороший муж,
Говорят – представляешь? – спать по ночам.
Говорят, нужно больше верить врачам,
Говорят, география, таблетки, пульс, 
Говорят, отстрадала – так ну и пусть, 
Говорят… Говорят… Нет, ужасная ложь, 
Говорят… Говорят, ты – уйдешь!
Улыбается в ответ: 
«Нет».

…Знаешь, я сегодня чихала от пыли: перебирала стопку
Старых рисунков. Знаешь, я решила завести коробку! 
Буду складывать туда фотографии, письма – чтобы помнить.
И что-то еще, всегда найдется, чем заполнить
Пустую картонную коробку. Когда мне будет страшно, а рядом
Тебя почему-то – нет, я открою коробку – а там ты, правда?
«Я всегда буду с тобой».
«Ой».
«Видишь, высоко? Держи змея крепче. Вот бы не оборвалась нить…».
«Даже когда я состарюсь, ты будешь меня любить?»

Три.
Улыбается уставший старик.
«Даже когда я умру, ты будешь меня любить?»


В и Из

«Хочется пить,
Но в колодцах замерзла вода.
Черные-черные дыры ...
Из них не напиться» 
(А.Башлачев)

В чашке – волны бьются о борт. Как твои глаза – карие.
Прорубь зрачков. Черные дыры-колодцы. У неба – кариес! 
Слышите, те, кто под полом и над потолком: через край
Перегнусь, крик теннисным мячиком: «вылезай-ай-ай!..»
На последнем вдохе без выдоха – падаю в колодец и вниз,
За чужие «жди» цепляюсь подолом – рву платье. В и из...
В и из. В чашке – шторм. А(с)соль рассыпалась. Грей – утонул. 
Руки – в теплые бока чашки. Ты бормочешь то ли «ну-ну», 
То ли «ну-ну-ну», как детей – измотанный кот Баюн
«Утро вечера», «варенье на завтра». Я раскачиваюсь: «врун,
Ты ведь врун, обещал «вернусь», целиком, без остатка,
Задержки и «можно войти»… Загляни под подушку – тетрадка.
В ней – сны. Это я, когда ты выходишь, нервно ломая
Пальцы, раздавая «привет» и «прощайте» соседям, хромая
На оба полушария головы. Это я, когда на окно-открытку 
Так осторожно становишься – первая пытка-попытка
Перейти дорогу самостоятельно. Это я, когда ты ногами – 
От рамы (в велосипедное детство – на подушечки), местами
Меняя меня и… Я, когда ты – рисунок ребенка на асфальте
Мелками. Я, когда по твоей команде «кругом» всё делает сальто.

Видишь: там, за тысячью протянувшихся городов – огоньки.
Помнишь: тогда, за тысячью календарей – ты обещал мне коньки.
Говорят: то ли год назад, то ли в среду, то ли в следующем месяце 
Красное солнышко на бельевой веревке повесилось.


Поднимается на ноги ветер

Поднимается на ноги ветер. 
Он уткнулся лбом
В колени и долго смотрел в закрытые веки
И видел, как раскачивается на ниточке дом, 
Сплетаются спицами в свитер тонкие реки, 
А девочка стоит босиком в рубашке ночной
С длинными белыми рукавами и воротником, 
Взявшим за горло до сдавленно-хриплого «ой»
После постельно-режимной ангины (молоко
Пенно-шалфейное, шарф – репейно-колючий
До потери ключей и ручек, а сироп – малина
И мед). По картонному небу носятся хлипкие тучи, 
Из ваты и засохшего серо-синего пластилина – 
Тронешь – отклеится. Тронешь – рассыплется! 
Растечется рубашка на змеи (расползется 
По разным углам), тоньше запястья – бледного,
Узкого, голубые полосы, в которых бьется
Пульс и течение, против которого, вредного, 
Два пешехода.
- Милая Элли! Что же ты, смелая, 
В сандалиях сбитых сбегаешь из сказки? 
- Я…
Дело в том… Гудвин! Это зима? Я вся белая-белая. 
- Милая Элли, это все время, и белой краской я…
Как бы сказать… 
- Седина?
- Она.
- И ты…
- К сожалению.
- И что же теперь? 
- Камин и вязание.
- Сложно со зрением?
- Заболевание…
- …проблемы с памятью? 
- Пробелы.
- Жжение…
- …где-то в груди.
- Слева под ребрами?
  - Сердце и отклонения…
- …от нормы?
  - Формы…
- Печенье?
- Внукам.
- И спать…
- …едва половина десятого? 
- Да, в кровать.
- Гудвин, миленький…
- Элли? 
  - Спаси.
- Спи, моя девочка. Свет погаси.
Элли выросла. Поднимается на ноги ветер.


Наполеоновские планы

Ать-два, ать-два, в ногу, обязательно
левую, висок – обязательно с жилкой,
пульсирующей аритмией, платина,
плотина, полотно – во лбу вилкой
дырки пробиты свинцовой «пиф», 
на месте сердца – заплата – «паф», 
к стенке, спиной к рогатке, снип-
снап-снурре, оловянным солдатиком пав, 
ногами – вперед, головой – к окну, 
где северной завистью южный закат, 
осходящим солнцем на запад – «тону»,
цветом – индиго – джинсы, лад – 
новый, термометр поколения – к нулю,
ать-два, ать-два, дважды два – ать, 
минное «мимо» по клеточному кораблю, 
стремительно вспять бегут часы, мать – 
анархия, но ей здесь нет места,
команды «лежать» не давали, гранато-
вым соком – из-под ножа, ждет невеста,
прикована безымянными кандалами, ребята,
товарищи, братья, застывшее «сможешь - прости»,
похоронены с медалями, почестями, погонами,
в черной тоске с надгробной доской, не спасти
наполеоновских планов моих, павших со стонами.


Ло.Ли.Та.

вот все мечты ваши, милые дурочки:  
новая тушь и таинственный замуж.  
я – желтый уж и ужалю вас, душечки,  
уже понедельник?  
неужто… 
как пятница.  

вот они блики октябрьских луж –  
мое отражение, ваши ботинки  
топчут последние вы-крики душ,  
что же,  
совсем из ума  
жили-выжили? 

вы-родки города, вы-мы-сла Бездна,  
мы написали – вы зачеркнули.  
новый расклад, привыкаю – полезно.  
жмут 
мои туфли.  
душно и тесно.  

падаю-вы из-за-данного рит(ф)ма - 
уже кого-то, еще кое-кого, 
ужа, такого же как я, люблю-здесь-тьма 
жалко 
животных 
с жабрами в Рио 

мы с ужом жужжим-ждем зубного 
в бело-халатном холле, 
но пока общая голова здорова - 
уж никак 
не женимся 
ужас 

я в тумане мечтаю о сне и усталости, 
леденце и немецком, теннисе-салочках. 
я не смерти жду, я жду старости. 
даже жутко мне, 
даже 
мне жутко 

слушай ты (те), я рожу одного-двоих, 
а они мне внуков, кол-во - неважно, 
мой уж-муж блуждает в морщинах моих, 
я люблю 
его и их, 
их либе дих 

слишком худой и высокой я вырасту, 
с большими глазами и складчатой шеей. 
чтение, чехарда, вред курения, просту- 
жена. жизнь - 
не живой журнал, 
очарование - раз. 

не покрашу заборы, губы и веки, 
не отпущу на волю седое каре, 
часы поуже, кольцо - аминь и вовеки. 
зеленый 
узор 
пожелтел. 

я хочу обкатать этот глобусик-землю 
и выучить внуков игре в пианино, 
в качалке плетеной с подстрочником дремля. 
зажали 
вы, жмоты, 
слова на "же". 

длинные платья, шляпы с плащами, 
черное кружево, яркая осень, 
каблуков никаких, никаких!, прощайте, 
увольте, 
бегите, 
не ждите вопросов. 

я - Лолита. 
а вы не читали.

Счи-та-та-тал-ка

По деревянным доскам, как по тетрадке в косую 
Линию
(где по наклонной катятся колесом с крыши 
буквы, стеснительно-синие и долговязые, выше 
печатных, указательно-строго-очкастых),
рисую 
Узором спутавшихся волос. Глаза нараспашку, 
Рубашка – застегнута до шеи – удавка. Клочки 
Ваты – рисовали голубые глаза, обмакнули в зрачки, 
Получились без стекол очки, а небо рваное 
На обрывки писем. Ноги в воздухе, голова – 
К низу. Говорят, должно быть наоборот. 
Мистер Шиворот-Навыворот – задом-наперед 
Ходит по потолку, перепрыгивая через строку. Трава 
Где-то наверху, а мне снится сон, будто бы ты – 
Он, называешь меня глупым именем (кажется, моим), 
Я срываю одуванчик, гремит тарелками гром. Грин 
Пишет про нас скрипящим пером, выпивает воды, 
Замечает, что мы – это мы, и швыряет рукописи 
В огонь, и вот он уже – Гоголь, а мы – горим. 
Ты споришь, что нет, я глупо поддакиваю: убедил. 
Говорю: Карл, мол, украл! Говоришь: в звукописи 
Все дело. 
Сидела 
Синди 
в жаркой Индии
и слушала си-ди. 
Ты спрашиваешь: идти? 
Машу рукой: иди. 

Я-ле-жа-ла-на-ка-че-лях, снился глупый сон, 
Будто ты – он. 
Море волнуется раз, но на два и три – 
Замри 
И выйди вон.

Категория: Конкурсанты 2012 | (10.07.2011)
Просмотров: 1276 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Внучатая племянница-ты чудо.талантище!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0