Понедельник, 23.10.2017, 14:34
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Конкурсные работы » Конкурсанты 2012

Заявка ПК-2011: Лазарева Елена (г. Дружковка)
Лазарева Елена Валерьевна, г. Дружковка, Донецкая обл.

***
Это было до нашей эры:  
Даже небо казалось серым, 
Едкий запах грозы и серы, 
Одиночество – как петля… 
То не тела – души усталость: 
От нее лишь мольба осталась. 
Только намертво присосалась 
Затаённая горечь-тля…  

Я просила в своих молитвах 
О спасении – дай хоть битву!..  
Словно лезвие – сердце бритвы – 
По глазам пустота и тьма. 
Я уже не ждала ответа, 
Но холодным порывом ветра 
Ты ворвался, лавиной света 
Озаряя вокруг дома. 

И соседи ломились в двери, 
Разъяренные, словно звери, 
С пьяных глаз ни на грош не веря, 
Что горит лишь моя душа. 
А вот был бы сосед поэтом, 
Я бы, глупому, по секрету 
Рассказала, что счастье – это 
Просто рядом с тобой дышать… 


Смотрителю моих снов

Знаешь, когда Господь перезагрузит мир, 
Отформатировав тверди земли и неба, 
Жизнь распадётся на запах дождя и хлеба… 
Где твоё царство, низвергнутый мой эмир? 

Знаешь, когда Аллах нас призовёт на суд, 
Взвесив деяния праведников и грешных, 
Я принесу только вкус поцелуев нежных —  
Глупая женщина. Думаешь, не спасут? 

Что же тогда? Твой меч или твоя казна 
Станет защитой, когда задохнётся совесть? 
Или надежда, сорвавшая все засовы, 
Вмиг обнажая Любви потаённый знак —  

Если не это, то… Что же тогда, скажи? 
Силы земные иссякнут, иссохнут реки… 
Вечность исправно заштопает все прорехи, 
Словно её никогда не касалась Жизнь… 

Но на краю мирозданья, в самой глуши, 
Время качнёт колыбель из росы и света. 
Всё повторится под сенью цветущих веток — 
Запах дождя и хлеба. И две души…   


Декабрьское

И снова снег — как музыка церковная, 
Как летопись катарсиса земли… 
Мы скованы тончайшими оковами, 
Которые низвергнуть не смогли. 

И снова ночь — изящное проклятие 
Погрязшей в одиночестве души. 
Она – как печь с остывшими полатями, 
Как в лютый холод нежный крепдешин. 

И снова боль — уже почти желанная — 
Терзает сердце, скрашивая жизнь.  
Не агнец ты, влекомый на заклание — 
Отлаженный, но жалкий механизм. 

Твоя любовь, что на двоих не делится — 
Кунсткамеры Господней экспонат. 
Моя надежда — сущая безделица, 
Которой умным людям не понять. 

И мы не врозь. Но, вместе ли? Насмешливо 
Глядит зима — вселенский санитар.
И мы, как прежде, безупречно вежливы,
Почти забыв, что было всё не так. 

Идём на свет — смешные, бесполезные, 
Уставшие барахтаться в грязи.
Края снежинок, острые, как лезвия, 
Щекочут память, прежде чем пронзить… 


Dixi

Не замыкайся, щупальца нежных слов 
Переплетая искрами поцелуев,
Вторгнись в меня — не добрую и не злую, 
Чтобы больную душу от слёз свело!..

Но не заплачу, может быть только дождь 
Сжалится так, что вместо меня поплачет. 
Просто любовь уже ничего не значит, 
Если случайный взгляд вызывает дрожь. 

Нет, всё не то — миазмы сухих мимоз, 
И полусладкий ток — мимо слова к делу... 
Это такая малость — капризы тела, 
Знойный ты мой, оргазм получают в мозг... 

Гладишь слепыми пальцами скользкий шёлк, 
Молча кромсаешь мыслей своих салями... 
Я не хочу меняться с тобой ролями. 
Я не могу меняться с тобой душой. 

Выпить надежду — горькую, как миндаль.  
Звёздным дождём укрыть обнажённый город. 
Всё. Прекрати плеваться немым укором. 
Молча смотри мне вслед, как смотрел бы вдаль... 


По ту сторону октября

Не взойдёт луна по ту сторону октября 
И погаснет солнце – окурком о кожу ночи. 
И умолкнет совесть – забавный такой звоночек, 
Мой земной глашатай вселенского Букваря. 

И уже не важно, любовь или просто секс, 
Или мордой в грязь опустевшего полустанка…  
Я не пью абсент, не слагаю фальшивых танка 
Не крошу на блюдце поджаристой жизни кекс. 

И уже не нужно ни милости, ни слезы… 
Запеклись пылинки на крылышках серой моли. 
Отмерять по каплям количество сладкой боли, 
Чтобы прорасти сердцевиной живой лозы… 

И сожмётся время, пригладив седую шерсть, 
В переходе зыбком из осени календарной 
В Осень вообще – где мелодии безударны
И беззвучны строки, начертанные в душе… 

Я в который раз повторяю простой обряд: 
Головой о стену – до полной потери страха. 
Мне открылась истина: все мы пришли из праха 
И вернёмся в прах – по ту сторону октября… 

И воскреснем вновь… Сколько осени править бал – 
Столько нам кружить в нескончаемом туре вальса: 
Просто раз-два-три… Только музыки стон прервался 
И хохочет зло облачённая в ночь судьба…  


Тому самому

Ты, дитя окраин донецких, 
Звёздно-угольной пыли сын, 
С безмятежной улыбкой нэцкэ 
Вечность бросивший на весы, 
Ты, единственный, кто не дрогнул, 
Глядя в пропасть моей души –  
Уходи. Я тебя не трону. 
Или просто давай дружить. 
Не удрать из земного плена, 
Не разбившись о твердь небес.
В миг слияния двух Вселенных 
Даже время теряет вес…  
Вечный мальчик, беспечный воин, 
Не пророк, не игрок – отнюдь,
Ты единственный был достоин 
В этой пропасти утонуть. 
Ты – единственный, кто поверил 
В неизбежность случайных встреч… 
Оглушительно хлопнув дверью, 
Я хотела тебя сберечь. 
Мы не дрогнули под прицелом 
И, молясь, не расшибли лбов. 
Мы бы стали единым целым – 
Помешала моя любовь…


Прикосновение к солнцу 

Утлая лодка, но рядом – твоё плечо. 
Тёплые губы заманчиво пахнут мятой. 
Спелого солнца сорвать абрикос – печёт… 
Спутаны пряди, и платье моё измято. 

Беглое счастье руками ловить во ржи. 
Звёзды считать. Расстилаться туманом в поле. 
Просто дышать – словно завтра уже не жить… 
Солнечно-рыжий, плесни мне глоточек боли.  

Выткано в сердце: по-детски смущённый взгляд, 
Аист на крыше, стыдливых кувшинок листья…  
Мы ослабели, но я не хочу назад. 
Время, как солнце, по лучикам будет литься…  

А на ресницах дрожит золотая пыль, 
Тело укрыто горячечно-робкой лаской. 
Солнечно-рыжий, моя ты земная быль –  
Словно надежда обвенчана с грустной сказкой.

Тихое утро. И снова тебе бежать…  
Так и живёшь – на лету, обгоняя ветер. 
Жаркое солнце в ладонях не удержать. 
Я – прикоснулась. Для неба мы – просто дети. 

И не беда, что истоптаны башмачки, 
Кони ушли, стала тыквой пустой карета –  
Скован теплом каждый пальчик моей руки, 
Сердце моё нежным светом твоим согрето…    


***
Онемевшими пальцами по стеклу, 
Проникая всё глубже, за шагом шаг… 
— Я устал… 
     — Я соскучилась по теплу… 
Словно в солнечный омут глядит душа. 

Отболевшими чувствами — на рожон, 
Забывая, что раны ещё свежи, 
Но рассветным туманом заворожён 
Городок, над которым не властна жизнь… 

Почему же так мало? Но видит Бог — 
Нам судьбою отмерено всё сполна.
И на пересечении двух дорог 
Понимаешь: верна из них лишь одна. 

И нельзя ошибиться: вперёд, солдат!   
А в запасе — ни времени, ни молитв, 
И очищена память от милых дат, 
И излечена совесть от давних битв…

Мне остался лишь привкус солёных губ, 
Отзвеневшей капели прощальных слёз. 
И забыть бы, да — веришь ли? — не могу
Ощущение шёлка твоих волос

У меня на щеке. И рука в руке. 
И река вдалеке замедляет бег. 
— Я устал… 
      — Я осталась… 
               В одной строке 
Мне не высказать главное о тебе.

Оттого и стихи чересчур длинны — 
В них надежда и горечь, и чья-то мать…
— Я устала… 
     — А хочешь упасть с Луны? 
Я упала. Но ты не успел поймать…


***
Полетаем во сне, среди дремлющих звёзд и планет, 
Вырываясь из цепких объятий заевшего быта?
Чтоб однажды вернуться на Землю — а нас уже нет, 
И тропинка к заветной скамье безнадёжно забыта. 

Рыжий кот на заборе, как прежде, грустит о своём, 
А из окон соседей доносится бойкая ругань,
Запустел старый пруд, где когда-то плескались вдвоём, 
Не сплетают кувшинки изящные стебли, как руки. 

Заколоченный дом — как присыпанный пылью редут, 
Занавески в горошек — ловцы ускользающей ночи. 
Мы домой возвратились, а нас даже вещи не ждут — 
Неизменные спутники впавших в хандру одиночек…

Тёплый воздух как будто напоен парным молоком, 
И полынная горечь примешана к запаху хлеба...
Мы помчимся, срывая оковы, на зов облаков — 
И поднимемся вдруг над землёй, и обнимемся с небом…

Мне не жаль ничего, кроме пены цветущих садов, 
И закатов, душистых, как мёд, и росистых рассветов. 
Засыпает Земля, задыхаясь в плену городов. 
Засыпаем и мы, опалённые солнечным ветром. 

И трепещет душа, и влажнеют глаза от мольбы. 
За лавиной высотных домов горизонта не видно…
Полетаем во сне — наяву наши крылья слабы. 
И пускай разобьёмся — в полёте уйти не обидно.  


Искусство расставания

Я уйду так бесшумно, как падает снег, 
Охладив раскалённую землю шагами. 
Не судьба нашим рекам сойтись берегами — 
Не сольёт половодье в одну по весне...

Я не стану горстями упрёки метать 
И обиду нести, как победное знамя, 
Всепрощение — самая светлая память. 
Исцеление духа — привычка мечтать. 

И по-прежнему будет стелиться роса, 
Высыхая под нежными пальцами солнца, 
И оседланный конь по степи пронесётся, 
Чтобы пойманный ветер свистел в волосах... 

Не о чём не жалея, судьбу не кляня, 
Руководствуясь Богом дарованной волей, 
И сама не сорвусь — и тебе не позволю, 
Ибо каждый мой бывший достоин меня. 

Знак вопроса — по-своему, лучший ответ.
А по небу струится сакральная просинь... 
Если ты откровенно об этом попросишь — 
Я уйду так беззвучно, как падает свет... 


***
Так они и живут — 
                       от звонка до звонка,
Лишь иногда всплывая 
                        в живой сети…

…Ночью под фонарями 
                        домой идти, 
Будто бы возвращаясь 
                        издалека. 
Утром — опять работа, 
                        и на лету 
Кофе эрзац прихлёбывать — 
                        для тепла,
Медленно погружаясь 
                        в свои дела. 
Пальцами на стекле 
                        рисовать мечту… 
Им для общения нужно 
                        немного слов. 
Их серенады спеты 
                        не в чью-то честь. 
Гладить ногами ту же 
                        земную шерсть 
На расстоянии в небо 
                        зовущих снов...

...Так они и летят — 
                        от звезды к звезде, 
Крыльями задевая 
                        рассветный свод, 
Спящей Вселенной тычась 
                         в тугой живот… 

…Жить не далёким «завтра», 
                         а близким «здесь» — 
Это святое право 
                         беспечных душ, 
То, что для обывателя — 
                         просто смерть… 
Им простилала травы 
                         земная твердь, 
Им грозовое небо 
                         играло туш. 
Пусть иногда казалось: 
                         ещё чуть-чуть — 
И навсегда иссякнет 
                         источник строк,
Соком дозревших звёзд 
                         запасались впрок,
Зная, что лишь идущий 
                         осилит путь…

Им открывает окна 
                         судьбы рука, 
Им омывает пальцы 
                         волна зари. 
К ним забегает вечность — 
                         поговорить. 
Так они и живут — от звонка… 
                         Пока… 

Категория: Конкурсанты 2012 | (02.07.2011)
Просмотров: 876 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0