Четверг, 23.11.2017, 02:50
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Конкурсные работы » Конкурсанты 2012

Заявка ПК-2011: Паламарчук Нина (г. Житомир)

Паламарчук Нина Николаевна, 27 лет, г. Житомир, Украина. Являюсь участником  организации Оксия, которая объединяет творческую молодежь Житомира. Руковожу поэтической студией «Свитлограй» в школе. Стихи публиковались в местной прессе и альманахах Оксии. Часто работаю в соавторстве с Паламарчук Ларисой Николаевной.


***

Маленькие монахини
Внутри моей головы
Просыпаются ровно
В четыре тридцать.
Молятся, 
Готовят суп,
Молятся,
Завтракают,
Молятся, 
Убирают в голове,
Выскабливая все дочиста
Хищными хирургическими пальчиками;
Молятся, 
Работают в саду,
Молятся…
У них прекрасный сад.
В нем растут розы,
Нарциссы, тюльпаны
И азалии,
Хотя я даже не знаю, 
Как выглядят азалии.
Вряд ли 
Маленьких монахинь
Действительно интересуют
Азалии.
Надо же чем-то заполнить
Тишину
Между молитвами.

***

В слове молитва — 
слитно 
пишутся буквы.
Губы мои опухли
шепотом фраз 
разных.
Мне бы — бродить праздно
по закоулкам, угол
вычислив между Богом 
и колесом маршрутки.
Жутко
хочется пить утром.
Лаем
мне поворот трамвая,
грохотом мелких капель,
что животом об кафель,
лужами обнаружив
солнышко.
Мне бы — ужин 
на треугольной миске, 
Мне бы — рассвета миксер,
чтобы дрожал, таял,
каялся дном трамвайным,
краем
задев совесть.
Чтобы внутри — полюс,
Кругом сойдя с клина,
двигал меня с юга.
… Переверни чашку — 
чище, чем понарошку,
черного хлеба крошки,
точно веснушек горстью…
Только словам постно
песней глотать волю.
Больно — на рис в угол.
Грубо — в овраг пугалом.
Вздрагивает ночами
в кухне, в шкафу, утварь.
В каждом слове молитвы 
слитно
пишутся буквы..

***

Отыщу пустыню,
где сахар кусочками
желтый, точно пальцы 
китайца.
И капельки сочных 
слов стекают
по кактусам,
в тень прячутся,
новым своим качеством — 
ожившая жидкость — 
хвастаясь.
Так тысячу лет тому — 
Или две тысячи? — Будущее мое
пастой
к холсту ластилось.
Рябило брызгами.
И теперь
составляющие меня 
вытканы
гобеленом.
Плен мой — свернуть рулоном,
проткнуть,
чтобы лица, 
крылья, хвосты, пейзажи 
нанизать, воедино связав.
Нельзя же 
Бильярдным шаром 
в ожидании кия,
о бахрому,
в лунки, молью которые…
… Кто такие
Мы? Ждем чего?
Скоро ли,
запивая булку
чем-то ужасно дешевым,
вывалимся из сюжета.
Стоп. Шов. Низ.
Дальше: холод, паркет, окурки.
Этикетка «Продано»
муляет правый угол.
А там, на юге,
точнее, на юго-востоке
трогает желтыми 
пальцами
солнце
ладони мои. 
Радуется.

***

У дна нет реки.
стремнину покинуть
Нельзя.
Камни грозят
холодными пальцами
окольцевать,
и трава 
мертвая — распрямиться.
Не выдохнуть
светом фар лица.
Кроме прочего,
жить с этим:
дорога, сточенная
горизонтом — что некуда ногу 
ставить;
мысли, словами
вылеплены
из устаревших правил…
Живая вода 
в миске
над выработанным прииском
опыта.
Выплеснуть на газон?
Кошкам бродячим 
умыться 
пожертвовать?
Или разок
еще, в окончание мытарств,
глоточек?
В устье реки
сорняки
корнями цепляются,
отчего
жилы на грунте
корчатся,
перерезают путь.
Не вдохнуть.

***
Скала 
1888 год, Арле, картина «Скала», впечатления.

Скала, которую рисовал Ван Гог 
Еще один незыблемый признак того, 
что переболеть временем может и камень:
пестрый, выветренный. Давай местами
с ним поменяемся.
Станем лежать в грунте
пузом, куницам хвосты будем
щипать, покрываясь от делать нечего
мхом. Растить одуванчики в трещинах,
выемками собирать туман в лужицы,
понимая, что ты — тоже нужен!
Ведь стоило быть такой утонченно-пологой
скалой, чтобы стать натурщицей 
у Ван Гога.

***
Щука

Волны изорванной рябью меняют лица.
Я затаила желание в горле щуки. 
Если б тебе разрешила – ты б стал частицей
Речи, служебной, чтоб в слово проситься стуком:
Чьей-либо, теми ли…темы для разговоров –
Точно гудящие жерла подводных взрывов.
Я бы тебе разрешила… Но лунки скоро
Льдом обездвижены будут. А в мыслях сыро.
Хриплый, истоптанный кашель шагами выбран
Весь, подчистую, до донца. Пойму случайно:
Руки упрямые густо пропахли рыбой,
Вот плавниками взмахнут и совсем отчалят
В бурное море клокочущих звуков. Трогай
Каждую букву – ей место во мне найдется.
Если б был выбор – я бы была предлогом:
Так без меня ты не смог бы смотреть на солнце.

***
Вивисекция
В соавторстве с Л. Паламарчук

Понедельник голодным дыханием жалит,
Господами в халатах, в блестящих очках.
Прутья клеток отмыты до запаха стали,
И еще ожиданием пахнут, пока
Рекамье и козетки, модерн и барокко
От меня далеки, точно волк от луны,
Я линяю настойчиво, враз и до срока,
И неправда, что мне позволительно ныть.
Забывается вкус фуа-гра и робусты,
Шкура слазит упрямо, как с бревен горбыль.
Плотник так вдохновлен, он исполнен искусства,
Обнажает годичные кольца резьбы.
Каждый шаг неуклюжий глотает крапива,
Невесомей, невидимей, дышит едва
Тонкий мой силуэт. Руки-пазури вырвать
Клок не могут, и мечется в поисках тварь,
Что гоняла меня сотни месяцев кряду,
Проявляя безумство и пылкую прыть.
Истончаюсь субботой, последней наградой.
Мне в виварии будет с кем поговорить.

***
Простынью тонко раскатан…
В соавторстве с Л. Паламарчук

Простынью тонко раскатан эрзац пустыни
С гелиотропным узором событий внахлёст.
Хочешь себя, как матрешку, из прошлого вынуть?
Прошлое тянет тебя в направлении «ост».

Там концентрация взрывов за гранью. По коже
Запах метана иллюзией, веришь ли мне?
Аурум, кровью пропитанный, станет дороже.
Голос, разрезанный криками, станет сильней.

…В старом отеле шаги половицами стонут.
В мертвом аквариуме – 
                     галька да пыль.
Ветер ерошит у солнца густую корону,
Выпив всю влагу со дна отпечатков копыт.

Лопасти месива ультрамариновой каши,
Что надо мною, размазаны в миске небес.
Толку-то, только так хочется крикнуть: «Отставший!
Я без тебя удалюсь в направлении «вест»».
***
Фата-моргана
В соавторстве с Л. Паламарчук
Топчется время обманутым крабом.
Струн окоем натянулся сильней
Вкусом чужих экзотических ягод,
Тем, что еще проникает извне.

В сонной артерии звуки варгана
Стынут, к утру вырождаясь в фальцет.
И, соблазняемо фата-морганой,
Воздухом тает сплетение сцен.

Кожа, раскрашенная письменами
Солнечных новых и старых имен,
Лопнет количеством подписей. Камень,
Точно пергамент, впитает ее,

Азимут следа стирая шагами. 
Вычертит путь на особый манер
Тень обгоревшая. Крошится память – 
Жулик? Мошенник? Слепой кондотьер?

Врет, точно маятник, компас. Хотя бы
Роза ветров не осыпала цвет 
В терпкие ягоды жабутикабы.
Но горизонт – лишь в моей голове.

Категория: Конкурсанты 2012 | (09.07.2011)
Просмотров: 806 | Комментарии: 5 | Теги: Паламарчук Нина | Рейтинг: 4.0/4
Всего комментариев: 5
5  
Коля, выражается в том, что мы пишем вместе. какие-то образы предложены ею, какие-то - мной. да и сам сюжет обсуждается... ну, это сложно объяснить, надо пережить)

3  
ты любиш Маяковского?

2  
спасибо, мне очень приятно. нас много в интернете, можно пробить по нескольким строкам, если захотите еще почитать

4  
Нина! а вчем выражается соавтворство Вашей мамы?

1  
Сегодня слушал Ваши стихи на вечере поэтическом. А сейчас вот нашел их здесь. Интересно читать то, что уже слушал вживую. Мне близко очень такое нагромождение образов и метафор. Сложные стихи, но очень хорошие!!!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0