Среда, 20.09.2017, 22:55
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Конкурсные работы » Конкурсанты 2012

Заявка ПК-2011: Шелкова Елена (г. Киев)
Шелкова Елена Львовна, 1986 г.р. (24), проживаю в Киеве

Лауреат фестиваля «Подкова Пегаса 2010»,
Подборки стихов выходили в различных печатных изданиях.

***

Если б я была мужчиной, 
Я б махнула в Магадан. 
Как поэты, без причины, 
С головой в седой туман. 

Если б я была мужчиной, 
Кем бы я тогда была! 
Я бы меньше бы курила, 
Я бы меньше бы пила. 

Если б я была мужчиной, 
Например, была  тобой – 
Я б нашла меня красивой, 
Нежной, как ночной прибой. 

Если б я была мужчиной, 
Сильным, как подъёмный кран, 
Я б нашла печаль и силу 
Наплевать на Магадан. 

И остаться. Да, остаться! 
И вбежать в неравный бой. 
Стать посмешищем, паяцем, 
В общем, просто стать собой… 

По этапу, по этапу 
За идею – в белый снег… 

Но я женщина, ребята, 
В общем – тоже человек


ДВА ЧАЙНИКА

Нас в доме двое - я и чайник, 
И мы повесили носы. 
Дружище чайник, ты - печальник 
Среди весёлой колбасы. 

Среди улыбчивых пирожных 
Тебе, молчальник, места нет. 
Мы даже профилем похожи, 
Но ты чуть-чуть темней - брюнет. 

У нас ужасная привычка 
По сто раз на день закипать. 
Из-за какой-то дуры-спички 
Со всей вселенной воевать! 

Нас жгут - спокойно, без печали, 
Костёрчик, правда, измельчал. 
Вновь ставят на камфорку чайник, 
Чтоб он от ужаса крича-а-ал!.. 

Названье пыточной - квартира. 
Портьеры, тихость до штриха. 

Два чайника в огромном мире - 
Какая мелочь для стиха. 

***
Ничто не понятно на этой планете!
У многих, наверное, вздрогнет душа…
Мне больно, когда поросята, как дети,
Смеются за десять минут до ножа.

Хоть я, городская, не знала деревни,
Мой крест – сумасшедший, пронзительный слух…
И воют, и воют в рассвете деревья,
Хотя лесоруб спит похмельно до двух.

И часто, мне кажется утром  спросонья,
Что счастье – фантазия грустных планет,
Что вся я сама, как глухой поросёнок, 
Всё хрюкаю в звёзды, не слыша ответ.

Как страшно, как страшно быть маленькой мухой,
И между двух стёкол метаться, жужжа.
Я проклята точным, всевидящим слухом…
Там, между двух стёкол – не муха – душа!

Как тихо, как скромно растаяли льдинки…
А солнце, предатель – горит не дотла.
О, если б талант измерялся в грустинках,
Я б гением, гением – точно – была


СТИХИ НАИВНОГО ЧЕЛОВЕКА

Ложились белые снежинки
На мир, в котором я любил.
Я сочинял тебе стишинки,
Я их в авоське приносил.

Я жил вне времени, вне штата,
Гонял пургу и голубей.
И белые мои стишата
Неслись тебя обнять скорей.

Мне грустно, грустно, грустно, грустно!
У ног сидит слепой стишок,
И висельник извечный – люстра
Зачем-то светит над душой.

Стихи остались – и довольно.
Я выдумаю сотню дел.
Снежинкам тоже падать больно,
А кто – хоть раз – их пожалел?


ЗЕЛЁНЫЕ ПОДЪЕЗДЫ

Кто разрисовал подъезды
В зелень, всюду, до мазка,
Чтоб устраивала съезды
В них зелёная тоска?
Здесь не слышно пенье пташек, 
Не срывается гроза.
У подъездных таракашек
Вечно грустные глаза.
Вернисаж для всех прохожих-
Безразмерный холст висит.
Где же ты теперь, художник,
Гений, выскочка, бандит?
Метры  зелени тревожной,
О твоей тоске трубят.
Кем ты так болел, художник?
Кто так разлюбил тебя?..


ПОГИБШИЙ ЧЕЛОВЕК
                                         Себе
Спотыкаясь, по планете,
Там, где скоро ляжет снег,
Там, где радуются дети,
Шёл погибший человек.

Он шептал берёзам шалым
Боль свою – почти без слов.
Кутался в зелёный шарфик,
Жался к жалости дворов.

А потом, дойдя до точки,
Он, схватив меня, орал,
Чтоб я рифму, рифму к строчке
Посчастливей подобрал!

Чтоб набрал какой-то номер,
Чтобы в трубку помолчал,
Что из детства помнит море,
Счастье и большой причал.

Вдруг какая-то девчушка 
Девяти неполных лет
Подбежала, и ватрушку
Протянула как букет…

…и не замерли оркестры.
И не замер первый снег.
Ну, не всем же плакать, если
Где-то гибнет человек.

                                                                …если б знала ты сердцем упорным,
                                                                 Как умеет любить хулиган,
                                                                 Как умеет он быть покорным.
                                                                 С. Есенин
 
ЛЮБОВЬ ГРАФОМАНА

Всю планету тобой испишу,
Все заборы тобою прославлю…
Слышишь, в небе раскатистый шум?
Это громом я точку поставил.

Как последний осенний садист
Сочинял я тебя в понедельник.
Этот город, как я, пессимист,
Этот город, как я, шизофреник.

…сочинял – причитали, моля
Городецкие* тихие нимфы.
О, Растрелли* б меня расстрелял –
Я на стенах записывал рифмы.

Я писал про тоску и финал
На манжетах беспечных прохожих.
Я планету совсем доконал
И она меня, кажется, тоже…

На душе темнота и рахит,
Не гляди безнадёжно, с укором.
Хочешь, брошу мечтать и стихи?
Хочешь, стану электромонтёром?

Я сожгу свой трёхтомный роман –
Помни, счастливо старясь с другими,
Как умеет любить графоман,
Как умеет он быть молчаливым… 

Городецкий, Растрелли - архитекторы

Категория: Конкурсанты 2012 | (08.07.2011)
Просмотров: 504 | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0