Понедельник, 10.08.2020, 06:17
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Конкурсные работы » Конкурсанты 2010

Евгения КРАСНОЯРОВА
Красноярова Евгения Сергеевна родилась в г. Магадане в 1981 году. С 1992 г. живёт в Одессе. Произведения публиковались в одесской, украинской, российской периодике. Автор книги стихотворений «Серебряные Монгольфьеры» (2009) и книги драматургии «Апокалипсис Улыбки Джоконды» (2008, в соавторстве Главацким). Член Южнорусского Союза Писателей и Конгресса литераторов Украины. Первое место и звание «Королевы поэзии – 2008» среди поэтов-одесситов на Международном фестивале «Болдинская осень в Одессе – 2008». Лауреат Международного литературного фестиваля «Славянские Традиции – 2009».


***

Чем больше город, тем гаже спится
В сырых бетонных его руках.
Тем хуже – хлеб, уплощённей – лица
На фото, постерах и значках...

Чем громче голос его, тем больше
Вокруг стервятников и стервиц,
И тех, кто лижет взахлёб калоши
Шутов площадных и их цариц – 

Всё ближе к трону! И трон кочует –  
Бутик, стриптиз, ресторан, «Пежо»,
И спорит сладкая жизнь буржуя
Лишь с популярностью «Мэ» и «Жо»...

Тем выше – горб, тем сильнее – сушит
Гортань от прожитого внаём.
Чем больше город, тем мельче – души
И тем умнее – вороны в нём.


***

РУССКИЕ АНГЕЛЫ

Светлые духом будут стоять, как сосны – 
Даже в раю из пластика и акрила.
Даже в краю, который чума накрыла
Будут – как Солнце.

В этих таёжных дебрях чужих историй,
В этих алмазных копях многоэтажек,
В этих печах – скитуют льняные стражи
Белого моря.

Денно волшбят серебристыми голосами.
При ветре любом слышен напев их вольный.
Их видно в толпе по хлебным карманам, полным
Разными чудесами.

Сердцами лазоревы, пепельны волосами – 
Вяхири наших посадов, побитых градом – 
Им ничего, совсем ничего не надо
Под небесами…

В этих картонных углах, на бетонных пашнях,
В воздухе, сгнившем от пагуб и пустословий,
Молят они хозяев своих гнездовий
За – нас, за – наше… 


***

О ПАТРИОТИЗМЕ

Если Родины нет, и беда – не беда.
Ностальгией не тронуты, длятся года.
И не нужно – берез, васильков и рябин. 
Дочь в Берлине, в Нью-Йорке вращается сын,
И любовница, вся истомилась уже,
На парижском балконе стоит в неглиже.

По подолу судьбы – золоченая нить.
Только где – умирать? Только как – хоронить ?..


***

Пшеницей покрывать бы  – купола,
чтоб хлеб и небо с Богом рифмовались,
чтоб не кресты – колосья поднимались
и к тучам, закусившим удила,
и к ангелам на белых кораблях,
ленивых и величественных равно…

Чернила Бога набело и справно
ложатся над полями, на поля…

Не стряхивай с плеча их, словно перхоть.
Ответ молитвам – влажен и широк.
Земля кругла и – это видит Бог – 
до горизонта купол златоверхий.


***

Когда атака захлебнется,
ты за гранатой вслед – взлетишь. 
И тут – такая грянет Тишь
на поле, выжженное солнцем,

на пруд, на выселки, на ельник,
затрепетавший по низам,
на покалеченный кирзач,
летящий от ноги отдельно…

И протащив тебя с собою
по распанаханной земле,
она, как черт на помеле,
умчится в небо грозовое.


***

ПОЭТУ В ПИТЕР

Мой питерский Гесиод,
от южных недужных дел
умчавшийся на санях,
сорвал на границе свитку.
Мой питерский Гесиод
молчит с параллели «Л»
о мелочных трудоднях,
болтающихся на нитках…

На набережной – вода.
Над набережной модерн –
седой великан блокад,
бомбёжек и революций.
На набережной вода, 
и кто б ни стоял в воде,
все реки впадают в ад,
пока существуют нунции.

Пол-унции счастья – в рот.
Пол-устрицы неба – впрок. 
Балтийский неровен час,
но Север – по-русски праведен.
Мой питерский Гесиод,
храни тебя святый Блок,
и тот сумасшедший в нас,
бегущий босым – по наледи…


***

Пьяная ягода, кочек кочевье, силки осок.
Топкая тропка дрожит под кошмой тумана.
Леший плешивый кукушкой забрасывет лассо,
рвет тишину на лоскутья и тонет – в рваном…

Здесь, на квартирах-болотах – бесовская благодать.
Торфы и мхи в гнилых колыбелят зыбках.
Изредка черный хозяин под ноги настелет гать
или лосиный дух в небо запустит рыбкой…

Мачехой в мокрый подгузник завернутая земля
дышит потайней, чем все остальные земли:
корнем сырым или тальника мокрым осипшим ля
вздрогнет вдруг, веко подымет и снова – дремлет,

плюнув на то, что придется когда-нибудь напитать
голод пространства своей огрузневшей тушей.

Так черепаха, что мирно покоится на китах,
всё больше спит и не думает о грядущем.

Категория: Конкурсанты 2010 | (05.07.2010)
Просмотров: 968 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0