Вторник, 04.08.2020, 11:50
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Конкурсные работы » Конкурсанты 2010

Марина МАТВЕЕВА
Матвеева Марина Станиславовна 1979 г.р,  Симферополь, филолог. 

Авторские поэтические сборники: «Светотень» (Симферополь, 2003); «Избежность» (Винница, 2005), «Теорема слова» (Симферополь, 2006), «Эго-истина» (Симферополь, 2010).
Член редколлегии (модератор) литературного сайта www.poezia.org. 
Член литературного совета (литСената) поэтического сайта www.litfest.ru  

Финалист литературной премии им. Ю. Долгорукого (Киев, 2008).
Победитель международного конкурса «Серебряный стрелец» в номинации «Новое слово» (Лос-Анжелес, 2009) . Член Конгресса Литераторов Украины. Член Национального Союза писателей Украины. Член Союза писателей России.
***
В день Покрова утро раннее
В ясный перезвон оправлено.
Чем же ты, душа, изранена?
Чем ты, грешная, отравлена?
В храме мне старушка мудрая
Прошептала: «Богородицу
В этот день проси о муже ты –
Так с повериями сходится.»
Я же рассмеялась, грешная:
«О жене пускай изводится
Милый друг. Но тут сердешного
Не спасет и Богородица!»
Вопрошала вслед пророчица:
«Коль невинности загубленной
Оправдать себя не хочется,
То зачем тебе возлюбленный?»
За церковною оградою
Дерзкие слова послышались:
«Мне мой сладкий тело радует –
А душа его мне лишняя!»
«Ну, так знай, – сказала старица, –
Над дружком твоим уж молятся.
Тело – у тебя, красавица,
А душа – у Богородицы» 

***

Я так устала, словно муха, биться
В стекло тюрьмы, открытой лишь в него…
Я отказалась за него молиться – 
Казалось, счастлив он и без того.

Когда входила в храмовые залы – 
За всех просила. Только одному
Ему в свече заздравной отказала – 
Казалось, не нужна она ему.

Здоров, красив, богат, доволен жизнью…
Уж лучше помолюсь я за того,
Убогого… На нем лохмотья виснут,
Душа и кости – больше ничего.

…Нет, есть еще зияющие раны…
Кричащие, как двадцать лет назад
Измученная женщина в заздравной
Свече ему решила отказать… 


Крёстной матери или История одной души

Эта женщина тише вздоха
прошептала моей душе:
«Лучше думать о Боге плохо,
чем не думать о Нем вообще».
И душа – ей бы только искры! –
подхватила и – вот смела! – 
негодяем Его, садистом
и чудовищем назвала.
И из жизни брала примеры,
и цитаты рвала из книг,
и не ведала чувства меры,
и срывалась душа на крик…
Одного дождалась ответа
на кощунствований поток:
«Лучше думать о Боге это,
чем не думать о Нем ничто».
И взъярилась душа страшнее,
и чернее нашла слова…
Ей же: «Вера твоя сильнее,
и живее любовь жива,
чем у благостных и сусальных, 
чем у ханжеской «святости»…
Он простит тебе злость и брань, лишь
равнодушия – не простит…»
И в конец душа озверела:
перестала искать слова, 
но беззвучно кричала – делом:
черной мессою волхвовать
стала, жизни ломать, как ветки,
и в растленье – да с головой!..
Одного дождалась ответа:
«Всё простит, что во имя Его…»
…и растерянностью накрыло,
и бессилье – как сто лавин:
что б ни делала, ни творила –
всё слабее Его Любви!
«…Как песчинка перед планетой – 
даже ад со своим главой – 
пред Великой Любовью этой –
Ей не сделают ничего».
…Тихо женщина говорила,
очи дымчатые склоня…
И от слов ее небо взвыло.
И крестила она меня.



***
Черная, тонкая, нежная лошадь…
Грива – что небо под грозным крестом,
взор – многозначно-расплывчатый роршах,
тело – бывало, видать, под кнутом…

Ну-те дрожать!.. Коль тебе непривычны
ласки – ударю! – видать, знакомей…
Я, бишь, не князь – не боюсь волховичьих
чар: из глазниц выползающих змей.

Реминисценция… Времени стремя…

Выйдем же, милая, в поле вдвоем!

…медленномедленномедленно сщемит
небо меж тучами бледный проем,
и – по тебе: по глазам непроглядным,
по волосам дожделивей дождя, – 
покатом, рокотом, роскатом жадным
лето пропляшет!.. а чуть погодя,
выложившись, как цыганка для графа,
бубен отбросит и сядет к ногам…

Милая! Затхлых сартреющих кафок,
видишь ли, пыль разгребать – тоже нам,
но не сейчас – перебить черных кошек
всех подчистую – не хватит колов.

…рыжая женщина – черная лошадь…

Милая, где загулял наш Брюллов?

Новая Кассандра

Вот и прошли времена античности.
Кажется, было еще вчера:
Люди, прямые до неприличности,
Делали эру из топора.

Алчный Алкей распевал на оргиях,
Сафо с Эзопом пускались в пляс…
Боги для мира щипали корпию,
Чтоб к Anno Domini был запас.

Тихо пугали отдельных личностей
Некой Второй Мировой войной…
Я им не верила – там, в античности,
Нежно любил меня Антиной.

Он мои кудри усыпал миртами,
Стопы фиалками перевил…
Пусть хоть расколется это мир!.. И мир
Мне позавидовал – и убил.

…Прятал, смущенный до непривычности,
Очи неверные Антиной…
Кончились вдруг времена античности
Некой второй мировой войной.

Категория: Конкурсанты 2010 | (23.06.2010)
Просмотров: 1202 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0