Понедельник, 10.08.2020, 06:17
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Конкурсные работы » Конкурсанты 2010

Михаил СТАРЧИКОВ
Старчиков Михаил Юрьевич, 38 лет, г. Симферополь, юрист.

Оккупация

1

 Сначала это воскресное утро ничем не отличалось от других июньских дней. Как обычно, сразу же после завтрака я отправился купаться на озеро в компании деревенских сорванцов.
 Однако потом произошло что-то ужасное и непоправимое. Я понял это сразу же после того, как только вернулся домой. Лицо моей тетки Наташи было бледным и заплаканным, под ее глазами вдруг пролегли темные круги.
 - Петечка, война началась! – только и сказала она, прижав меня к груди. – Сегодня по радио объявили, что на нас напали немцы!
 - Что ты переживаешь? – удивился я тогда, недоуменно пожав плечами. – Мы разобьем их так быстро, что они не успеют даже пикнуть! Ты же знаешь, что у нас самая сильная армия в мире! Как там в песне – если завтра война, если завтра в поход!
 Как сейчас помню, что тетя мне тогда ничего не ответила, только из глаз у нее почему-то потекли слезы. Ее муж, дядя Коля, не вернулся с войны с финнами. После этого тетя Наташа очень редко улыбалась, словно отгородившись ото всех непроницаемой стеной.
 Вообще-то я жил в Киеве, и недавно перешел в шестой класс. Мои родители уехали в археологическую экспедицию, а меня сплавили на все лето к тетке. 
 Честно говоря, мне всегда нравилось приезжать к ней в гости. Тетя Наташа действительно любила меня, и я чувствовал это всем сердцем.
 Об этом разговоре я вспомнил ровно через месяц. Тогда через деревню на восток прошло очень много наших солдат. Все они были хмурые и сердитые, в вылинявших от пота грязных гимнастерках.
 - Дядя, а куда вы уходите? – спросил я у одного из них, цепко схватившись за его рукав. – Вы немцев в засаду заманиваете, да? А потом раз - и все! Правда ведь?
 - Заманиваем, малец! – ответил мне он, не поднимая глаз. – Вот уже третью неделю, как заманиваем! Уже все ноги стерли! Ты бы лучше принес водички попить! 
 Ночью мы проснулись от звуков канонады, громыхавшей где-то западнее. Заснул я только тогда, когда за окном начало светать.


2

 А утром нашу деревню заняли какие-то иностранцы в зеленых мундирах. Они тоже были очень грязные, а еще больше голодные.
 - Тетя, а кто это? – спросил я, с опаской выглядывая в окно. - Неужели немцы?
 - Да нет, на немцев не похоже! – сказала она, прислушиваясь к доносившемуся разговору. – Баба Дарья говорила, что здесь наступают румыны. Скорее всего, это они и есть.
 Очень скоро мы познакомились поближе с этими самыми румынами. Ровно через два часа со двора раздались истошное куриное кудахтанье. 
 - Кто же это там озорует? – чертыхнулась про себя тетя Наташа, выскакивая из дома. – А ну-ка, не балуй!
 Выбежав вслед за ней, я увидел оборванного солдата в ботинках с обмотками. Весело улыбаясь нам, он ловил разбегавшихся от него во все стороны куриц. Поймав несчастных птиц, румын сворачивал им головы и запихивал в принесенный с собой мешок.
 - Ты что это делаешь, супостат! – закричала тетка, подбежав к нахальному вору. – Я сейчас людей позову!
 Продолжая улыбаться, солдат сильно толкнул тетю Наташу, и она упала на спину. Затем румын снял с плеча свою винтовку и навел на нее.
 - Пуфф! – сказал он тетке, беззлобно погрозив пальцем. – Пуфф - пуфф!
 После этого моя тетка не сказала больше своему обидчику ни одного слова. Переловив всех куриц и единственного петуха, румын спокойно утащил их в своем мешке. Я еще почему-то подумал, что он очень похож внешностью и повадками на местных цыган.
 - Что же мы теперь будем делать? – заплакала тетя Наташа, закрыв лицо руками. – Вот и начались наши бедствия!
 Как раз в это время на двор заглянул какой-то военный с переводчиком. Как я понял, это был румынский офицер, что-то спросивший по-своему у тети.
 - Господин капитан спрашивает, что здесь случилось? – сказал переводчик. – Он все видеть издалека! Только не посмейте ему наврать!
 - Что случилось? – переспросила тетя, перестав плакать. – А то и случилось! Вот были курочки, а теперь ни одной нет! А нам, стало быть, вообще есть нечего!
 После того, как офицеру перевели тетины слова, тот равнодушно пожал плечами и пошел прочь. Следом за ним послушно, как дрессированная собачка, засеменил переводчик. 
 Через полчаса нам вернули шесть из десяти куриц. Правда, они были уже кем-то заботливо ощипаны и выпотрошены.
 - И на этом спасибо! – сказала тетя Наташа, еще не веря своей удаче. – Это же надо, какой совестливый офицеришка попался! 


3

 Как вскоре оказалось, румыны задержались в наших краях совсем недолго. Очень скоро их сменили новые «хозяева жизни» в черных мундирах. Немцы появились в нашей деревеньке зимой, перед самым Новым годом.
 - Говорят, это танкисты! – по секрету сказала мне тетка, пообщавшись со словоохотливой кумой. - Вот увидишь, к нам на постой обязательно кого-нибудь поставят!
 На этот раз она оказалась полностью права. Всего через полчаса у нас появился деревенский полицай Федька, заискивающе поглядывавший на пришедшего с ним офицера и его денщика.
 - Это господин майор Краузе! – сказал он тете, стараясь выглядеть как можно более значительно. – Он будет у вас квартироваться! Где здесь комната посветлее и попросторнее?
 - Эс ист гут! – вдруг громко сказал немец, снимая свою фуражку. - Я буду зидесь жить! Я мало-мало говорю по-рюськи!
 Честно говоря, сначала этот майор мне даже немного понравился. У него был отлично сшитый мундир и очень сильные и волевые черты лица. Но после того, как нас с теткой насильно переместили в самую темную и маленькую комнатку, я его возненавидел. 
 Перед самым Новым годом немцы устроили офицерское собрание в колхозном клубе. Поэтому вечером Краузе вернулся домой в очень сильном подпитии. Не замечая меня, он прошел в свою комнату. Бросив на спинку стула портупею с кобурой и китель, майор упал на кровать и моментально захрапел.
 В этот момент я понял, что мы с ним в доме абсолютно одни. Подойдя на цыпочках к стулу, я с замиранием сердца расстегнул кобуру и вытащил из нее пистолет.
 Он оказался холодным и тяжелым, но очень удобно лег в мою ладонь. Схватив свой трофей, я немедленно спустился в подвал и спрятал его в огромную корзину с луком.
 Сразу же после этого в дом пришла тетя, и вместе с ней мы направились в гости к ее подружке. Когда мы вернулись домой, началось самое страшное.
 Дом был оцеплен солдатами, пропустивших нас внутрь только после долгих уговоров.
 - Это ты взял «парабеллум»? – снова и снова спрашивал меня толстый полицай из местной комендатуры. - А может, ты партизанишь вместе со своей теткой? Если не вернешь оружие, вас обоих расстреляют через два часа!
 - Дяденька, я ничего не брал! – что есть силы, взмолился я, пустив слезу. – Мы весь вечер были у тети Маруси! Я господина майора вечером даже и не видел!
 После того, как мои слова были проверены, нас отпустили восвояси. «Парабеллум» я так и не отдал, от всего сердца желая хотя бы чем-то навредить своим врагам. К своему счастью, в тот раз я отделался всего лишь сильной оплеухой. 
 А краденый пистолет я потом перепрятывал еще несколько раз, полагаясь только на свое необычайное везение. 
 Отдал я его первому встречному советскому солдату, когда немцев унесло из нашей деревеньки внезапным контрнаступлением.
 - Дяденька, это тебе! – сказал я ему, протягивая «парабеллум». – Гони немца его же оружием до самого Берлина!
 - Спасибо, малец! – сказал тот, потрепав меня по голове. – А где ж ты взял эту игрушку?
 - Да так, по случаю у фрицевского офицера отобрал! – сказал я, горделиво подбоченясь. – Только теперь он мне ни к чему, а тебе еще ой как пригодится! 

Категория: Конкурсанты 2010 | (07.07.2010)
Просмотров: 1112 | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0