Вторник, 04.08.2020, 11:18
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Конкурсные работы » Конкурсанты 2010

Николай ЧЕРНЕЦКИЙ
Николай Чернецкий – русский, родился в 1953 году в Молдавии, там же получил филологическое образование, живёт в Петербурге, Луге, Черкассах (смотря по сезону). Победитель самого первого Черкасского Пушкинского поэтического фестиваля, ставшего впоследствии «ПУШКИНСКИМ КОЛЬЦОМ», временами входил в его жюри, оргкомитет, etc., его неизменный стихотворный летописец и хроникёр. Стоял у истоков создания «Летающей крыши». Лауреат, дипломант и пр. различных конкурсов, автор нескольких поэтических сборников, печатался в журналах, переводил с подстрочников.

УТРО В МИХАЙЛОВСКОМ 


Кружатся птицы. Испуганно, взбалмошно кружатся.
С вечера веяло, снег лютовал печенегом.
Стихло. Но сетью вороньего чёрного кружева
Застлано небо, как долы – холстинами снега.
Снег лютовал, но свернулся к рассвету сугробами.
Обозначая на белом своём изобилии
Две полосы, где дорогу неровную пробуя,
Ранние розвальни полозом их продавили.
Это ещё – не ЕГО. Это, видно, дворовые.
Или крестьянин из Савкино, ехавший мимо.
Ни ветерка. Над фарфорово-белыми кровлями –
Плотные струи фарфорово-белого дыма.
От Святогорья верста за верстою озвучены
Звоном. Но это – к заутрене. Служба такая.
Только декабрь, и над Сороти сонной излучиной
Птицы кружат – но причина пока что другая.


*** 


Извлеки из футляра свою небывалую скрипку.
И, упругой причёской тряхнув, незаметно, слегка
Изогнись. Поначалу небрежно, рассеянно, гибко.
И, застыв на мгновенье¬ – ¬¬воспрянь содроганьем смычка.
Эта музыка – вскрик перепуганных стай, что кружили
В предвкушенье грозы, преждевременным страхом пьянясь.
Из набрякших аорт, перекрученных в жгут сухожилий
Сплетена этой музыки вязкая, цепкая вязь.
А на каждой фермате душа сотрясается в теле,
Словно в зале хрустальном несметные люстры зажглись.
В этой музыке виснет гортанное эхо ущелий,
Где чревата безумьем лавин безмятежная высь.
Сведены в этой музыке дни в ослепительном зное
С глубиной изумрудных, берущих измором, ночей.
Ты из моря тогда выходила, являя собою
Воплощенье любви – наготой первозданной своей.
Паруса – на разрыв, и, скрипя, накреняется мачта.
Изнуряюще резок смычка завершающий взмах…
Вот такой я представил тебя. Далеко не скрипачку.
С отдалённо-прохладным покоем в глубоких глазах.


*** 


Никем не подобранный брошенный жребий
Лежит невостребован. Пёстрая мгла.
Приблизилась осень – кобылой жеребой,
Так нежно и бережно, словно была
Она невесома. Высокие ели,
Сгустившие зелень за счёт желтизны
Кустов, что ещё облететь не успели –
Уставились в небо, горды и важны.
Дорога старается влажно и вязко
Брести мелколесьем, но если по ней
Достичь сосняка – начинается тряска
По милости жилистых бурых корней.
Вот-вот жеребиться надумает осень
Не нудным ещё тонконогим дождём…
До станции вёрст этак семь или восемь.
Но лесом – короче. Авось добредём.


*** 


Мы думали, что дня нам будет мало.
Но был он так пугающе огромен…
Он вламывался в рыхлые провалы
Холодной глубины каменоломен,
Тянулся по сползающему склону,
Шарахался – козой на солнцепёке,
И с хрустом в прошлогоднюю солому
Валился, разомлев. Таким далёким
Казалось всё, покинутое нами,
Всё бывшее – до этого мосточка,
Источника меж склизкими камнями
(Из каменного чрева – если точно),
Кизила недозрелого – задаром,
И лозняком опутанных развалин,
Оврага – именуемого яром,
И речки – безо всякого названья…
Мы думали, что дня нам будет мало.
Он был огромным. Только на закате
Нам всё-таки чего-то не хватало.
Всегда вот так, чего-то – да не хватит…


К МУЗЕ 


Никто не придумал весов и безмена,
Чтоб взвешивать бешенство этих погонь.
Но ты настигала – без рамок, без меры,
Карая и грея, как будто огонь.
И ты не гостила. Ты как ностальгия,
Раскинув дворы, пустыри разбросав,
Разила навзрыд. И склонялись такие,
Каким было впору держать паруса.
А я был не вхож в эти двери разверстые.
Я вожжи держал кобылёнки гнедой.
Я мелкопоместнейший житель предместья –
Зачем ты прельстилась моей слободой?
Моею свободой, садовым раздольем,
Раздвинула крылья, над нами паря...
Мы парой нелепою, парою вздорной
Слились воедино в траве купыря.
И мы кувыркались, как те скоморохи –
Толпе на потеху, себе на беду...
Я так утомился от этой мороки,
Что я от неё никуда не уйду.

Категория: Конкурсанты 2010 | (03.07.2010) | Автор: Чернецкий E
Просмотров: 1079 | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0