Понедельник, 10.08.2020, 06:13
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Конкурсные работы » Конкурсанты 2010

Сергей ОВЧАРЕНКО
Евпатория, 1953 г.,  член Национального Союза писателей Украины, член Союза писателей России. Лауреат Премии АР Крым. Лауреат премий: им. С.Дувана, Н.Гумилева. Автор сборников: «Сказки улицы Урицкого» (2001), «За памятью отца» (2002), «Два города» (2002), «Старые дворы» (2005), «Ночь колдовства» (2008), «Журавлиное счастье войны» (2010).


ДЕНИСУ ДАВЫДОВУ

Небрежно брошен ментик на софу,
Струится дым из трубки сизо-синий…
Рождённая в сплетенье странных линий
Ложится рифма свежая в строфу,
Последний штрих в законченной картине.
Денис Васильич, что же Вы грустны?
Не оттого ль, что невниманьем царским
Обижены? Иль скучно без войны?
Иль часто, растревожа Ваши сны,
Призывно ржёт в конюшне конь гусарский?
В седло бы Вам и мчаться средь полей
С поднятой саблей в гущу, в пекло драки,
А после, на заслуженном биваке,
Собрать в живых оставшихся друзей
И осушить до дна  бутыль араки.
Ну, полно! Нынче некуда скакать!
Освободитесь от обиды груза!..
Давно уж нет захватчика – француза.
Теперь – за стол, и надобно писать!
Велит Вам поэтическая Муза.
Небрежно брошен ментик на софу,
Посеребрил в саду деревья иней…
Печали миг, как осень, скоро мúнет,
И ляжет рифма свежая в строфу
Как первый штрих  вновь начатой картины.


                       СЕРГЕЮ  ЕСЕНИНУ

Утренние росы,
выпав на луга,
В золотые косы
вдели жемчуга.
Кружев на оборки
преподнёс туман,
Подарила зорька
капельку румян.
От берёз – серёжки,
бусы – от рябин,
Обронил застёжки
журавлиный клин…
Всякому понравится –
глаз не оторвать…
Где ж тебе, красавица,
жениха сыскать?
Лес дрожит разбуженный,
конь летит стрелой –
Скачет, скачет суженый,
ненаглядный твой!..
Вьётся в небе кречет,
пущенный с плеча,
Будет ваша встреча,
ох, как горяча!
Солнце выжгло росы,
скошены луга,
Обнимают плёсы
речки берега,
 
Плачущие ивы
заволок туман…
Не приехал милый!
                           Это всё – обман!
               
         АННА В ЕВПАТОРИИ
                   (акростих)

Ах, как стихи ложились этим летом
На глянцевые белые листы!
Наивные и детские мечты
Альбому доверялись на рассвете.
В Шакаевском саду играли вальс,
Ерошил ветер на столе страницы…
В такие ночи, право же, не спится,
Поэзии нисходит дух на вас.
А в комнате – видения и лики,
Тревожа душу, кто-то из великих
О чем-то важном с Вами говорит…
Решили ли тогда Вы стать поэтом?
История не делится секретом
И честно до сих пор его хранит.

*
                                                        
Анне Ахматовой

В Петрограде, на митинге, ферт в  очках:
- Николашку прижмём к февралю!..
Помнишь, как в Евпатории, девочка,
Ты сказала впервые «Люблю!»?

Дамы, барышни, русские, немочки,
Юнкера, пустота,  пир горой…
Помнишь, как в Севастополе, девочка,
Ты решила стать верной женой?

Сон тогда был, как обухом в темечко:
Будто сверху вся жизни река…
То видения вещие, девочка: 
Муж, ребёнок, допрос,  ВЧКа.

- Что замёрз? Есть свинцовая грелочка.
С ней ни холод не страшен, ни зной.
Раз приложим, и … юная девочка
Где-то вмиг станет юной вдовой.

Бог  ты  мой, если это лишь семечки –
Бунт народный ужасней стихий…
И заплачет душа твоя, девочка,
И, как слёзы, прольются стихи.

Ты не сможешь простить. Только времечко
Не изменишь, грусти не грусти…
Будет трудно, но  ты, моя девочка,
Станешь Анной Великой Руси.

НИКОЛАЮ ГУМИЛЕВУ

                               «Ещё не раз вы вспомните меня
  И весь мой мир волнующий и странный…»

Ненужных дней иссякнет череда
И прекратятся, наконец-то, смуты.
Когда  уйдут и палачи, и плуты,
Обманщики исчезнут навсегда,
Любовь взойдёт на царствие тогда,
А  ненависть проводят без салюта,
И человек достигнет абсолюта
Годами беззаветного труда.
Утраченного, правда, не вернёшь,
Многообразны ненависть и ложь…
И всё же, залечить пытаясь раны,
Листки стихов спасая из огня,
Ещё не раз вы вспомните меня,
Весь мир мой: и волнующий, и странный.


*
Я не замкнусь в себе,
На пьедестал не влезу,
Благодаря судьбе
Пойду по кромке лезвий,

Тепло души раздам
По капле из порезов
И близким, и врагам,
И трезвым, и нетрезвым.

Из капелек добра,
Из капелек надежды
Сложить давно пора
Нам океан безбрежный,

Зло с ненавистью смыть,
Вериги и оковы
Порвать и растворить
Великим русским словом.

Мне эту ношу несть
Без страха и сомненья.
И  в этом-то и есть
Моё предназначенье.

ЦИКЛ О ВОЙНЕ  
                       
Мне не забыть

Убитого мной первого врага
Мне не забыть. Стелился дым по лугу,
Горели подожжённые стога...
Мы шли неумолимо друг на друга.

Хрипел "В атаку!" взводный командир...
С тех пор уже прошло почти полвека,
Но помню, как притих вокруг нас мир,
Ведь я убить был должен ЧЕЛОВЕКА.

Наверное, его любила мать
И за него молилась каждый вечер,
Но он хотел меня завоевать
Тот рыжий немец, шедший мне навстречу.

Я помню, как кривил ухмылкой рот
Противник мой, он явно не был трусом,
Как лезвие штыка ему в живот
Вошло с каким-то непонятным хрустом.

Как он по-бабьи тоненько кричал,
Захлёбываясь выступившей пеной,
А я, пацан, не выдержав, блевал,
Чужою кровью пачкая колени.

Потом был Курск и Вислы берега,
Мы становились опытней и старше,
Но ясно помню первого врага
И как его убить мне было страшно.
             

Отцовский орден

                                  Светлой памяти моего отца-
                                  гвардии старшего сержанта
                                 Овчаренко Георгия Васильевича
Под Прохоровкой жарким летним днём
Горели танки, солнце скрыла копоть,
Всё заливая болью и огнём,
Военный бог творил свою работу.

И совершала смерть кровавый путь,
И собирала души в белый полог...
Железным пальцем ткнул солдату в грудь
Её посланец - маленький осколок.

Но на пути металла встал металл,
Была в тот день фортуна не сурова,
На землю в одуванчики упал
Кусок эмали, словно капля крови.

Немного вправо, влево, повезло -
Смерть ледяным прошелестела ветром...
Давно вдали осталось то село,
Где жить - не жить решали миллиметры.

Как выданный на жизнь судьбою ордер,
Как самую надёжную защиту
Храню в шкатулке я отцовский орден,
С зубцов его эмаль осколком сбита.    
       
*
Солдат упал  на  поле  брани,
В атаке пулей вражьей  сбит, 
Успев подумать: - Снова  ранен…
А оказалось, что убит.

Но  в миг, когда  свой  путь итожа,
К  земле  раскисшей он  приник,
Случилось чудо - Матерь Божья
Ему явила светлый лик.

Не зная матери с рожденья,
Он узнавал её черты…
Легли под  тихое  моленье
На лоб прохладные персты.

Слова не уставали литься,
Слезой стекая со щеки…
Он так  хотел перекреститься,
Да только не было руки.

- Не нужно, милый!- глас раздался, -
Ты просто Господа моли…
Он уходил, нет, возвращался
Во чрево  матушки-земли.
                             
                     
Гу-га

Полк безрезультатно третий день
Штурмовал, редея на морозе,
Высоту 12-47,
На пути торчащую занозой.

Захлебнувшись, залегла в траве
Вновь многострадальная пехота,
Но к десятке туз есть в рукаве:
Ждущая в тылу штрафная рота.

Финки в голенищах кирзачей,
С мертвеца возможно снятый ватник…
Шулеров, жиганов, скокачей
Поведет в бой бывший медвежатник.

Некому и незачем считать:
Сколь у них на всех на зону  ходок.
Здесь они. Пришли отвоевать
Для себя и Родины свободу.

Муторно, и лупит страх под дых,
Артобстрел врага – пока цветочки…
ППШ – один на семерых,
И надежда только на заточки.

Вот фугас, шрапнель, ещё фугас…
Триста двадцать метров – дело плёво!
Всё, пошли, и громкий крик «Гу-га!»
Полетел вперёд звериным рёвом.

Пулемёт без устали строчил,
Выбил фрицев полк и начал гнать их,
Но легли на склонах  скокачи
И вожак их – бывший медвежатник.

Ту высотку снегом занесла
Вьюга, разыгравшаяся ночью,
Ну а речка унесла тела
Всех освободившихся досрочно.                            
                                             
                                                          
Старый двор

Как поживаешь, старый двор,
Войной нещадно битый?
У нас был твёрдый уговор
Сойтись здесь после битвы.

Когда позвал военкомат,
В последний мирный вечер,
Не помню, кто-то из ребят
Заговорил о встрече.

Мы клятве дружеской верны,
Добравшись до рейхстага,
Решили вновь после войны
Собраться всей ватагой.

Но пал в лесах Карпат Валёк
Отважным комиссаром,
Дружок Володька в землю лёг
Под Секешфехерваром.

Направил в эшелон, горя,
Свой штурмовик Егорка,
Убиты Димка и Илья
Во рву на Красной горке.

И я друзей не пережил,
Идя путём военным,
Геройски голову сложил.
В боях за город Вену.

И всё ж ты жди нас, старый двор!
Не спи в ночи, а слушай...
К тебе исполнить уговор
Вернутся наши души!

Категория: Конкурсанты 2010 | (24.06.2010)
Просмотров: 2085 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0