Понедельник, 10.08.2020, 06:18
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Жюри » Жюри - Материалы

Олег КАДОЧНИКОВ: Русская литература в ХХ веке (к постановке проблемы границ и периферии в русской литературе ХХ века).
Кадочников Олег Петрович
кандидат филологических наук

Русская литература Х1Х и ХХ столетий является несомненным вкладом в мировую литературу. Классическая русская литература представляет собой бесценный образец высокохудожественного искусства. Иная судьба ожидала русскую литературу в ХХ веке – веке глобальных перемен в мире с маргинализирующими тенденциями и их последствиями не только для отдельных людей, но и для целых сообществ, государств, национальных культур. Особенно трагичными и неповторимыми путями развивалась история русской литературы вслед катастрофическим изменениям в цивилизации по имени Россия.

Россия в ХХ веке пережила несколько государственных форм, породивших разделённость нации; несколько волн эмиграции; пережила раскол внутри общества, разделивший граждан на «чистых и нечистых»; дала жизнь десяткам младописьменных литератур национальных меньшинств. Тотальное изменение образа жизни под жестким прессом советского государства привело к нарушению связи времён, традиции, органического единства того, что мы условно назовём «единым телом русской культуры и литературы».

Можно ли говорить о «едином теле» русской литературы ХХ века сегодня, когда медленно вызревают литературоведческие концепции по истории русской литературы прошлого столетия!? Сегодня ставится во-прос о проблематичности исследования русской литературы ХХ века как единого целого, к тому же литературе многовекторной, неограниченной ни в пространстве, ни во времени, без органически сложившегося контекста писатель – страна - читатель.

Постановка вопроса о возможном, так называемом «суверенитете» русской литературы в ХХ столетии, с богатством её художественно-эстетических поисков и с акцентом на  идентичность прежде устоявшимся,  в первую очередь в классической литературе, ценностным категориям , при наличии множества периферий, утрачивающих не только возможность продолжения традиции, но и выступащих как «сепаратисткие антитела» – вот главная задача нашей работы!
Проблемы выделения каких-либо центральных линий в развитии русской литературы, определение ядра, вокруг которого группируются главные вопросы русской литературы в той или иной степени привлекали внимание ряда известных писателей, критиков и литературоведов:  Белинского, Достоевского, Тютчева, Розанова, Бахтина, Лихачёва. Некоторые идеи легли в основу концептуальных выводов современного историка и литературоведа Вадима Кожинова в статье «О народно-национальной природе литературы (заветы класси-ки)» опубликованной в1980году. Обобщая мысли своих предшественников, В. Кожинов удачно находит сущностный термин для понимания «суверенности литературы», цельности «единого органического тела» литературы, называя его народно-национальным ядром, хребтом, основой. В статье он пишет: «Добро, красота, истина и святость (а ими обладает любой народ) не умирают. И литература, в ко-нечном счёте, есть воплощение этого бессмертия. Вот почему народно-национальная основа литературы - это самое глубокое и самое главное в ней»(2,7).

Предвидя возможную реакцию оппонентов, мы вслед за В.Кожиновым рассуждавшем о том, что «в слове национальный мысль о своеобразии, самобытности соединялась в русской литературе с мыслью об истинных, коренных интересах народа», подчеркнем особое понимание народности, не как узко национального или провинциального, но как пребывающей в Большом времени истории (определение М.Бахтина) носительницы культурно-религиозного, языкового, историко-традиционного наследия.

И для усиления главной мысли поставленной проблемы обратимся к авторитету Ф.Достоевского, чьи слова, на наш взгляд наполнят новым содержанием  национальную сторону литературы: «Мы не считаем национальность последним словом и последнею целью человечества. Только общечеловечность может жить полною жизнью. Но общечеловечность не иначе достигается как упором в свою национальность каждого народа» (1,38). Ф.Достоевскому вторит В. Кожинов: «Все великие русские писатели прекрасно сознавали, что пафос всечеловечности, оторванный от народной основы, порождает тенденции космополитичного характера, о которых со всей резкостью говорил и Достоевский. Сохранить и развить единство народности и всечеловечности - это не только труднейшая, но и в полном смысле слова творческая задача, которая для своего осуществления нуждается не только в разумном её понимании, но именно в напряжённом и вдохновенном творчестве.

И если происходит разрыв, распад единства всечеловечности и на-родности, первая вырождается в космополитизм, а вторая - в национализм. Оба этих явления, впрочем, характерны лишь для сугубо боковых, периферийных линий русской литературы, её основное, стержневое движение всегда сохраняло единство всечеловечности и на-родности».
Сегодня русская культура и литература являются наследниками иных процессов, которые не всегда налагаются на прежде известные схе-мы, хотя  и в известной степени перекликаются с устоявшимися антино-миями «западники-славянофилы», «общенародный-периферийный», «всемирный-национальный». В итоге продолжаются прежние споры, продуктивные по отношению к прежним проблемам русской литературы Х1Х века и не нашедшие своего решения после цивилизационной катастрофы 1917 года, и одновременно возникает необходимость подобрать новые ключи как к новым проблемам, так и к старым проблемам, но уже прочитанным с высоты ХХI века.

Развивая нашу мысль, процитируем В. Кожинова: «Словом, и в том, и в другом случае смысл и цель русской культуры воссоздаются как бы по западноевропейской модели, по предложенной Западом программе. Между тем в мысли Чаадаева и Достоевского русская культура имеет совершенно самостоятельный смысл и цель, а всестороннее и глубокое освоение западной культуры предстаёт как путь – разумеется, абсолютно необходимый путь – осуществления этой цели и этого смысла (всечеловечности)»(2,50).

Приведённые цитаты и размышления на наш взгляд необходимы как предпосылка для очень важной «договорённости» о специфике века ХХ и необходимости поиска новых методологий в осмыслении, казалось бы старой темы: «Что собственно составляет гордость русской литературы, а что является лишь периферийным в ней?»

Прежде характер антиномии имел несомненно качественный фило-софско-эмпирический смысл, не имея развитой периферии в её количест-венном проявлении, процессы протекали в большей степени внутри «тела русской литературы». Сегодня наряду с внутренними процессами некоей «самостийности» происходит явление внешнего отделения, появления «островной» русской литературы, как во времени - вертикальные связи (литература эмиграции),так и в пространстве – горизонтальные связи (русскоязычная литература стран СНГ).

Проиллюстрируем эти размышления  перечислением основных на-правлений и  групп в русской литературе ХХ столетия, легших в основу своеобразной «рамочной»  типологии  направлений и периферий. Их очевидная проблематичность позволит нам вновь вернуться к актуали-зации  сверхзадачи, заявленной в начале статьи.

§1. Народно-национальная, наследующая традиции классической литературы Х1Х века,
§2. Модернистская, продолжающая декадентский стиль,
§3. «Крестьянская литература»20-30-х годов,
§4. «Литература в стол» до 60-х годов «внутренних эмигрантов»,
§5. Литература русского Зарубежья-эмиграции 1 волны,
§6. Литература социалистического реализма советского периода,
§7. Русскоязычная литература советского периода писателей национальных республик,
§8. Интернациональная советская литература,
§9. Диссидентская  и эмигрантская литература 2 и 3 волн эмиграции,
§10. Лагерная возвращённая литература,
§11.Маргинальная, эстрадно-анекдотическая, эрзац-вестернизированная фастфуд литература «на заёмном языке» (определение В.П.Астафьева) «эпохи постперестройки» (рукописный андеграунд, М.Жванецкий и К, голливудовские сценарии),
§12. Маргинально - эпатирующая и табуированная литература 
(Э.Лимонов, В.Сорокин),
§13.Феноменально - персонифицированная литература (В.Набоков, В.Высоцкий, И.Бродский),
§14.Русская «островная» литература в новых государствах постсо-ветского пространства.

Сегодня весь этот сложный процесс рассматривается как история  русской литературы ХХ века. А если ещё учесть отсутствие должных критериев в эстетико-художественном различении художественной и беллетристической литературы, включении антиэстетических артефактов в контекст художественной литературы, то следует поразмышлять не только о границах и периферии ,но именно о суверенитете и о проблемах идентификации великой русской литературы.

Актуальность заявленной проблемы более отчётливо проявляется на фоне тех процессов, которые протекают в других национальных литературах и в мировом маргинально - интернационализирующем контексте. Это и феномен латиноамериканской испаноязычной литературы, и африканская литература на европейских языках, это и литература США с её многочисленными мультикультурными разноязыковыми ареалами, и «феномен» «Пражской литературной школы» в её наиболее ярком проявлении – творчестве Ф. Кафки. Это и «христианизация» традиционной литературы Японии и Китая. Это опыт литературоведения в Австрии, как попытка обрести «суверенитет» для австрийской литературы, который если не тождественен, то очень близок проблемам современной истории литературы Украины, где различимы несколько направлений - русская, русскоязычная украинская и южнорусская мультикультурная. Это сложный творческий путь известного в прежнее время писателя из Киргизии Чингиза Айтматова и писателей близкой ему судьбы.

В русской литературе злободневность постановки вопроса о границах и периферии вызвана неповторимой спецификой истории России с её языковой и культурно-этнографической географией, ролью православно-христианской традиции, и в связи с «родовыми» признаками «восточно-христианской цивилизации» (определение А.Тойнби, известного английского философа, согласно которому Россия и современная Украина отнесены к восточно-христианской цивилизации, в отличии от стран Запада – западно-христианских), которые проявляются в «извечном отставании» от Европы и ускоренном, зачастую искусственно, времени перехода из одного качества в другое. Отсутствие классических европейских ренессансных процессов в религиозно-культурной и исторической жизни восточно-христианской цивилизации сберегло эстетическое ядро культуры, ограничило и сохранило народно - национальную традицию русской литературы с её религиозностью, духовностью, аввакумовой публицистичностью и правдоискательством. Это заложило «серьезность» в содержательность русской  классической литературы и её народно-национальную основу , определило приоритеты «великой нравственной литературы» (определение немецкого писателя Т.Манна), выводя на обочину путей развития литературы жанры развлекательно-несерьезные, «озорные», табуированные и т.п. ХХ век – стал испытанием на ускоренное вторжение псевдоренессансных явлений модернистской Европы, лево-коммунистических тенденций в искусстве в органическое тело восточно-христианской цивилизации, в разрушенную большевиками Россию, в традиционную культуру. В этом ряду творчество В.Набокова, Э.Лимонова, «французского писателя, пишущего на русском языке», осложненное эмигрантской спецификой, «московская литература».
В целом проблема «единого тела» русской литературы ХХ века – это проблема выявления связей всех основных направлений и периферийных групп, с подтверждением «суверенитета» её народно-национальной основы. Решение поставленных проблем и задач возможно с обновлением методологического подхода к истории в целом и к истории русской литературы и, конечно же, в воссоздании органического и целостного  процесса «прочтения» литературы такого сложного и многогранного периода, как ХХ век.

Ключевые слова: народно - национальная основа, «суверенитет», периферийные направления и группы, проблема идентификации русской литературы ХХ века, национальное и всечеловеческое.

Summary/
Russian literature in the XX century.
The formulation of the question of the possible so called «sovereignty»of Russian literature in the XX century with all its variety of artistic and aesthetic quest and emphasizing of the identity of the first of all before fixed value category of the classical in the present of varies periphery is the key goal of the article.
1.Ф.Достоевский, цит.из книги В.Кожинова «Размышления о русской литературе»,М. «Современник», 1991г.,38с.
2.В.Кожинов Размышления о русской литературе, М. «Современ-ник», 1991г.
3.Л.Тихомиров Религиозно-философские основы истории, М. «Мо-сква», 1998г.
4.А.Дж. Тойнби Постижение истории, М. «Прогресс»,1991г.

Категория: Жюри - Материалы | (13.07.2010)
Просмотров: 1578 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории раздела
Поиск
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0