Понедельник, 10.08.2020, 06:10
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Жюри » Жюри - Материалы

Станислав МИНАКОВ: Стихи
Сон воеводы

Я Сумы проспал, я очнулся в Сумах —
визжавших, что ржавая гайка.
Упавшее сердце стучало впотьмах:
«Нэгайно, нэгайно, нэгайно»*.

Что мает, имает меня на испуг,
играет в ночи как ногайка?
Так — залпом, внезапно, немедленно, вдруг:
«Нэгайно, нэгайно, нэгайно».

Ахтырка, ах ты-то, чернея, как нефть, —
заржавела или заржала?
Как будто регочут, снося меня в неть, — 
Ягайло, Скрыгайло, Жаржайло.

И скрежет, и режет, и гложет, и лязг,
и фары, и гвалт инфернальный.
Литвин, галичанин нахальный и лях
затеяли грай погребальный?

Три чорта — три ражих, три рыжих черта
пролаяли, будто над прахом.
Но я — не закончен! И вряд ли черта
отчерчена слухом и страхом.

Я русский бы выучил только за то б,
что в нём — благодатная сила,
за то, что Солоха, грызя Конотоп, 
от русского — кукиш вкусила.

Не слышать, не видеть, не знать, не терпеть
нэгайной и наглой их воли.
Скажи, Богодухов, и Харьков ответь:
доколе, доколе, доколе?

19 января 2008,
Крещение Господне
_____ 
* нэгайно — (укр.) немедленно


Одноклассница.ru. Колыбельная 

Марине Игоревне Бобылёвой, 
тридцать пять лет спустя 

Ты хочешь спать? «Уснуть и видеть сны*»?
А жизнь горит, трепещет, не сгорая,
и над обрывом дышат две сосны,
и непонятно — кто сосна вторая.

Спи, спи, дружок… В седьмом или шестом
сидели мы с тобой на первой парте?
В печальном феврале, весёлом марте? —
В том памятном пространстве непустом.

Бог сохраняет всё. И вот — дневник
с заданьем про склоненья-несклоненья.
«Князь Игорь». Бородин. Уроки пенья.
Кто проболтал — тот в главное не вник.

Бог сохраняет всё. Вот — колыбель:
нас искупали в золотой купели.
Душа моя, Мариночка, ma belle**,
до искупленья — все мы в колыбели.

Уснёшь? Засни… Но разве всё — не сон,
не бег мурашечий по коже задубелой
иль утешающий снежинок тихих сонм,
ложащихся на чистый Город Белый.

Ты думаешь, что жизнь невесела?
А я скажу, что даже это — праздник.
Глянь, — машет из небесного села,
как с задней парты, — вечный — одноклассник.

_____
* из монолога Гамлета «Быть или не быть…»
** ma belle — моя прекрасная (фр.)

11 февраля 2010, 
Харьков, 
день 20-й по кончине Алексея Письменного

Алексей Саврасов. 
«Грачи прилетели»

Кто толкует про крах человечества, 
кто куёт себе «счастья ключи»…
Только вновь — на гнездовья Отечества 
по весне прилетают грачи.

Всё возможно для русского — 
Палехи, и Федоскино, и Хохлома,
и молоховы всполохи памяти, 
где кровавой слюны бахрома.

Можно дыбить судьбину хитровую, 
стыдный сор выносить из избы…
Только всё ж колокольню шатровую —
средь берёз, в облаках — не избыть.

Вспомни церковку ту, Воскресенскую, 
меж грачиных пронзительных гнёзд,
синеву Богородцеву женскую, 
что сочится на землю из звёзд.

Вспомни тёмные маковки медные, 
тени веток на талом снегу.
И крестьянские хижины бедные 
не затри в замутнённом мозгу.

Отдыхай, прозревай или ратничай — 
поднимай над горбушкой ржаной
за помин Алексея Кондратьича 
русской водки стакан крыжаной! 

Помрачившийся классово, расово, 
мой народ, заплутавший, как тать, 
не забудь живописца Саврасова, 
что учил Левитана писать.

Март 2010

* * *

Русский язык преткнётся, и наступит тотальный хутор.
И воцарится хам — в шароварах, с мобилой и ноутбуком.
Всучат ему гроссбух, священный, фатер его с гроссмуттер:
бошам иль бушам кланяйся, лишь не кацапам, сукам.

Русский язык пресечётся, а повыползет из трясин-болотин
отродье всяко, в злобе весёлой плясать, отребье.
Но нам ли искать подачек в глумливых рядах уродин!
Не привыкать-знать — сидеть на воде и хлебе.

Перешагни, пере- что хочешь, пере- лети эти дрянь и мерзость, 
ложью и ненавистью харкающее мычанье! 
...Мы замолчим, ибо когда гнилое хайло отверзлось,
«достойно есть» только одно — молчанье.

Что толку твердить «не верю», как водится в режиссуре!
...Мы уйдём — так кот, полосатый амба, почти без звука
от убийц двуногих уходит зарослями Уссури,
рыжую с чёрным шерсть сокрывая между стеблей бамбука.

Водка «Тигровая» так же горька, как старка.
Ан не впервой, братишки, нам зависать над бездной.
Мы уйдем, как с острова Русский — эскадра контр-адмирала Старка,
покидая Отчизну земную ради страны Небесной.

Все по местам! Товарищ, задраивай переборки!
Верный белеет парус, хоть мачта скрыпит и гнётся!
...Мы уйдём в себя — так уходит моллюск за створки,
пряча песчинку, что жемчугом обернётся.

28, 29 окт 2008

Про Ульяну Дроздову
(На 4 сентября 1911 года)

Ульяна Дроздова стояла на Старом мосту, 
Ульяна Дроздова провидела всё за версту.
Почто же не едет, не близится батюшка-Царь?
А там, по дороге, несли кипарисовый ларь.

Ульяна стояла, и солнце росло в волосах.
В ларце проплывал — словно по небу — Иоасаф
Святитель сквозь Белгород, между сердец и голов,
и к Иоасафу Свой лик приклонял Саваоф.

По Преображенской, по Троицкой, Троицкой, Тро…
И звон колокольный вникал целодневно в нутро
скитальцу любому, что света полжизни искал. 
Изюм и Полтава, и Харьков, и Старый Оскол 

сюда притекли поклониться, исполниться, глянь! —
Короча, Ракитное, Грайворон, и Обоянь.
Афон, Черноморье, Архангельск, Камчатка, Сибирь…
И в лад мироносный вносил свою долю имбирь,

и луч уготованный место под ларь согревал,
и пел даже сирый, кто горе свое горевал.
«В час смерти моей приими, Боже, странницу, мя!* —
шептала Ульяна, себя осеняя тремя

перстами и для нарочитый воскресный денёк.
И облачко ласково стлало Христовый тенёк.
…Я вспомню про всё: про Христа, про страдальца-Царя, 
про Иоасафа, несомого в сень алтаря,

про Иулианью Дроздову, прабабку свою;
Ульяна, родная, и я там с тобою стою —
на Старом мосту, на посту белгородском, живой,
радея о главном безпутной своей головой,

вбирая целебный молебенный дух имбиря —
в кровавом столетье, четвертого дня сентября**. 

17 (30) мая 2010 г., 
неделя 1-я по Пятидесятнице, Всех святых. Заговенье на Петров пост.
Икон Божией Матери «Умягчение злых сердец» и «Нерушимая стена»

_____________________
* «Буди благословен день и час, в оньже Господь Бог мой Иисус Христос мене ради родися, распятие претерпе и смертию пострада. О Господи Иисусе Христе, Сыне Божий! В час смерти моея приими дух раба Твоего в странствии суща, молитв ради Пречистая Твоея Матери и всех святых, яко благословен еси во веки веков. Аминь». — Ежечасная молитва святителя Иоасафа Белгородского. 

**4 (17) сентября 1911 г. — обретение мощей и прославление свт. Иоасафа в Белгороде.


Ванечкина тучка

Ольге Кусмаровой (Романовой)

посадил ванюша маму в землю как цветочек
на оградке черной белый завязал платочек
маленький платок в котором маменька ходила  
синий василёк на белом скажут эко диво!

только други мои други диво не в платочке
и не в синеньком на белом маленьком цветочке
а в такой слезе горючей и тоске нездешней
что носил в душе болючей ванечка сердешный

а еще в нелепой тучке через год не раньше
люди добрые узрели над макушкой ваньши
облачко такое тучка с синеньким бочочком
над башкой ванятки встала нимбом аль веночком

маленькая как платочек меньше полушалка
всех жара жерьмя сжирает, а ваньку не жарко
ходит лыбится ванюша солнце не печётся
и выходит это тучка так об нём печётся

а когда и ливень хлынет, ванечку не мочит
ходит малый по равнине знай себе хохочет 
надо всеми сильно каплет и не прекращает
а ванюшу этот ужас больше не стращает

8 июня 2010
Категория: Жюри - Материалы | (25.06.2010)
Просмотров: 1119 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории раздела
Поиск
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0